5#

Самое запутанное дело инспектора Френча. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Самое запутанное дело инспектора Френча". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 237  ←предыдущая следующая→ ...

Freeman Wills Crofts
Фриман Виллс Крофтс
INSPECTOR FRENCH’S GREATEST CASE
Самое запутанное дело инспектора Френча
CHAPTER I
MURDER!
Глава 1 Убийство!
The back streets surrounding Hatton Garden, in the City of London, do not form at the best of times a cheerful or inspiring prospect.
Дальние улочки, за Хэттон-гарден в лондонском Сити даже в самый лучезарный день не производят отрадного впечатления.
Narrow and mean, and flanked with ugly, sordid-looking buildings grimy from exposure to the smoke and fogs of the town and drab from the want of fresh paint, they can hardly fail to strike discouragement into the heart of any one eager for the uplift of our twentieth century civilisation.
Узкие, убогие, с выстроившимися вдоль них уродливыми, мрачного вида зданиями; дома, потускневшие от вечного городского смога и тумана, давно нуждаются в покраске и неизменно внушают уныние всякому приверженцу прогресса в нашем цивилизованном обществе двадцатого века.
But if on a day of cheerful sunshine the outlook is thus melancholy, it was vastly more so at ten o’clock on a certain dreary evening in mid-November.
Но если и в ясный солнечный день вид этих улиц столь печален, то в один темный ноябрьский вечер, в десять часов, они казались куда более угрюмыми.
A watery moon, only partially visible through a damp mist, lit up pallidly the squalid, shuttered fronts of the houses.
Бледная луна смутно виднелась сквозь завесу влажного тумана и еле освещала невзрачные фасады закрывшихся контор.
The air was cold and raw, and the pavements showed dark from a fine rain which had fallen some time earlier, but which had now ceased.
Было холодно и сыро, тротуары отливали черным после недавнего дождя.
Few were abroad, and no one whose business permitted it remained out of doors.
На улице было почти безлюдно, ибо все, кто имел на то возможность, уже разошлись по домам.
Huckley Street, one of the narrowest and least inviting in the district, was, indeed, deserted save for a single figure.
По одной из самых узких и непривлекательных улиц, Хакли-стрит, и вовсе шел один-единственный человек.
Though the higher and more ethical side of civilisation was not obtrusive, it was by no means absent.
Хотя благородные блюстители закона в обычной жизни ведут себя ненавязчиво, это совсем не означает, что их не существует вовсе.
The figure represented Law and Order, in short, it was that of a policeman on his beat.
Человек, шедший по Хакли-стрит, как раз представлял Закон и Порядок, иными словами, это был постовой полицейский.
Constable James Alcorn moved slowly forward, glancing mechanically but with practised eye over the shuttered windows of the shops and the closed doors of the offices and warehouses in his purview.
Констебль Джеймс Алкорн шел медленно, привычно обводя наметанным глазом зашторенные витрины магазинов и закрытые двери контор и торговых центров.
He was not imaginative, the constable, or he would have rebelled even more strongly than he did against the weariness and monotony of his job.
Как и большинство констеблей, он не отличался богатым воображением, а то бунтовал бы куда яростнее против скуки и монотонности своей службы.
A dog’s life, this of night patrol in the City, he thought, as he stopped at a cross roads, and looked down each one in turn of the four dingy and deserted lanes which radiated from the intersection.
А так он просто подумал, остановившись на перекрестке:
«Это ночное патрулирование в Сити – настоящая собачья жизнь!
How deadly depressing it all was!
Тоска смертная!
Nothing ever doing!
Никаких происшествий!
Nothing to give a man a chance!
И как же в такой дыре бедному констеблю отличиться?
In the daytime it was not so bad, when the streets were alive and fellow creatures were to be seen, if not spoken to, but at night when there was no one to watch, and nothing to be done but wait endlessly for the opportunity which never came, it was a thankless task.
Днем еще ничего: по улицам хоть люди идут, да и своих нет-нет увидишь, а то и словом перекинешься.
А ночью никого не видно, не за кем следить; только и жди до бесконечности, не подвернется ли этот неуловимый шанс проявить себя, – неблагодарная доля.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...