6#

Смерть героя. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Смерть героя". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 791 книга и 2359 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 358  ←предыдущая следующая→ ...

But I know – because he told me himself – that he had rather relied on four people to take some interest in him and his fate.
Но я знал — он сам говорил мне, — что есть на свете четыре человека, которым как будто не совсем безразличен он и его судьба.
They were his father and mother, his wife and his mistress.
Эти четверо — его отец и мать, его жена и его любовница.
If he had known what actually occurred with these four at the news of his death I think he would have been a little shocked, as well as heartily amused and perhaps a bit relieved.
Знай он, как все они приняли весть о его смерти, я думаю, это его раздосадовало бы, но и позабавило, а пожалуй, у него и полегчало бы на душе.
It would have freed him from certain feelings of responsibility.
Он избавился бы от ощущения, что он все же за них в ответе.
Winterbourne’s father, whom I knew slightly, was an inadequate sentimentalist.
Отец Уинтерборна, — я немного знал его, — отличался непомерной сентиментальностью.
Mild, with an affection of gentility, incompetent, seffishily unselfish (i.e. always patting himself on the back for “renouncing” something he was afraid to do or be or take), he had a genius for messing up other people’s lives.
Тихий, беспомощный, с претензией на аристократичность, он был эгоистом из породы самоотверженных (иными словами, вечно ставил себе в заслугу, что «отказывается» от чего-нибудь такого, чего в глубине души боялся или не хотел) и обладал особым даром портить жизнь окружающим.
The amount of irreparable harm which can be done by a really good man is astounding.
Просто удивительно, сколько непоправимого вреда может причинить добрый, в сущности, человек.
Ten astute rogues do less.
Десять отъявленных мерзавцев натворят меньше зла.
He messed up his wife’s life by being weak with her; messed up his children’s lives by being weak and sentimentalish with them and by losing his money – the unforgivable sin in a parent; messed up the lives of his friends and clients by honestly losing their money for them; and messed up his own most completely.
Он испортил жизнь жене, потому что был с нею чересчур мягок; испортил жизнь детям, потому что был с ними чересчур мягок и сентиментален и потому что потерял свое состояние — непростительный грех со стороны родителя; испортил жизнь друзьям и клиентам, без всякого злого умысла пустив их по миру; и совсем испортил свою собственную жизнь.
That was the one thing he ever did with complete and satisfactory thoroughness.
Это — единственное, что он на своем веку сумел сделать добросовестно, основательно и до конца.
The mess he got his life into would have baffled an army of psychologists to unravel.
Он устроил из своего существования такую путаницу, что ее не сумела бы распутать целая армия психологов.
When I told Winterbourne what I thought of his father, he admitted it was mostly true.
Когда я сказал Уинтерборну все, что думал о его отце, он почти во всем со мною согласился.
But he rather liked the man, probably disarmed by the mildness, and not sufficiently hard to his father’s soft, selfish sentimentality.
Но, в общем, он любил отца, должно быть, обезоруженный его кротким нравом и слишком снисходительный к этой тихой эгоистической сентиментальности.
Possibly old Winterbourne would have felt and have acted differently in his reactions to George’s death, if circumstances had been different.
Быть может, при других обстоятельствах, отец иначе воспринял бы известие о смерти Джорджа и иначе вел бы себя.
But he was so scared by the war, so unable to adjust himself to a harsh, intruding reality – he had spent his life avoiding realities – that he took refuge in a drivelling religiosity.
Но он был до того напуган войной, до такой степени не способен примениться к жестокой, неотвратимой действительности (он всю свою жизнь упорно от нее уклонялся), что ударился в набожность, доходящую до юродства.
He got to know some rather slimy Roman Catholics, and read the slimy religious tracts they showered on him, and talked and sobbed to the exceedingly slimy priest they found for him.
Он свел знакомство с какими-то елейными католиками, и зачитывался елейными брошюрками, которыми они его засыпали, и хныкал и изливал душу елейному до отвращения духовнику, которого они ему сосватали.
скачать в HTML/PDF
share