5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"Gentlemen," said Athos, addressing at the same time his companions and their adversaries, "are we ready?"
— Вы готовы, господа? — спросил Атос, обращаясь одновременно и к товарищам и к противникам.
"Yes!" answered the Englishmen and the Frenchmen, as with one voice.
— Да, — разом ответили англичане и французы.
"On guard, then!" cried Athos.
— В таком случае, начнем!
Immediately eight swords glittered in the rays of the setting sun, and the combat began with an animosity very natural between men twice enemies.
И в тот же миг восемь шпаг блеснули в лучах заходящего солнца: поединок начался с ожесточением, вполне естественным для людей, являвшихся вдвойне врагами.
Athos fenced with as much calmness and method as if he had been practicing in a fencing school.
Атос дрался с таким спокойствием и с такой методичностью, словно он был в фехтовальном зале.
Porthos, abated, no doubt, of his too-great confidence by his adventure of Chantilly, played with skill and prudence.
Портос, которого приключение в Шантильи, видимо, излечило от излишней самоуверенности, разыгрывал свою партию весьма хитро и осторожно.
Aramis, who had the third canto of his poem to finish, behaved like a man in haste.
Арамис, которому надо было закончить третью песнь своей поэмы, торопился, как человек, у которого очень мало времени.
Athos killed his adversary first.
He hit him but once, but as he had foretold, that hit was a mortal one; the sword pierced his heart.
Атос первый убил своего противника; он нанес ему лишь один удар, но, как он и предупреждал, этот удар оказался смертельным: шпага пронзила сердце.
Second, Porthos stretched his upon the grass with a wound through his thigh, As the Englishman, without making any further resistance, then surrendered his sword, Porthos took him up in his arms and bore him to his carriage.
После него Портос уложил на траву своего врага: он проколол ему бедро.
Не пытаясь сопротивляться больше, англичанин отдал ему шпагу, и Портос на руках отнес его в карету.
Aramis pushed his so vigorously that after going back fifty paces, the man ended by fairly taking to his heels, and disappeared amid the hooting of the lackeys.
Арамис так сильно теснил своего противника, что в конце концов, отступив шагов на пятьдесят, тот побежал со всех ног и скрылся под улюлюканье лакеев.
As to d'Artagnan, he fought purely and simply on the defensive; and when he saw his adversary pretty well fatigued, with a vigorous side thrust sent his sword flying.
Что касается д'Артаньяна, то он искусно и просто вел оборонительную игру; затем, утомив своего противника, он мощным ударом выбил у него из рук шпагу.
The baron, finding himself disarmed, took two or three steps back, but in this movement his foot slipped and he fell backward.
Видя себя обезоруженным, барон отступил на несколько шагов, но поскользнулся и упал навзничь.
D'Artagnan was over him at a bound, and said to the Englishman, pointing his sword to his throat,
Д'Артаньян одним прыжком очутился возле него и приставил шпагу к его горлу.
"I could kill you, my Lord, you are completely in my hands; but I spare your life for the sake of your sister."
— Я мог бы убить вас, сударь, — сказал он англичанину, — вы у меня в руках, но я дарю вам жизнь ради вашей сестры.
D'Artagnan was at the height of joy; he had realized the plan he had imagined beforehand, whose picturing had produced the smiles we noted upon his face.
Д'Артаньян был в полном восторге: он осуществил задуманный заранее план, мысль о котором несколько часов назад вызывала на его лице столь радостные улыбки.
The Englishman, delighted at having to do with a gentleman of such a kind disposition, pressed d'Artagnan in his arms, and paid a thousand compliments to the three Musketeers, and as Porthos's adversary was already installed in the carriage, and as Aramis's had taken to his heels, they had nothing to think about but the dead.
Восхищенный тем, что имеет дело с таким покладистым человеком, англичанин сжал д'Артаньяна в объятиях, наговорил тысячу любезностей трем мушкетерам, и, так как противник Портоса был уже перенесен в экипаж, а противник Арамиса обратился в бегство, все занялись убитым.
скачать в HTML/PDF
share