5#

Упадок и разрушение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Упадок и разрушение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

It was half‑past eleven.
Близилась полночь.
Soon the evening would come to an end.
Веселье, казалось, шло на убыль.
But there was still a treat to come.
* * *
Но в праздничной программе оказался еще один, совершенно незапланированный, номер.
Paul Pennyfeather was reading for the Church.
Поль Пеннифезер изучал богословие.
It was his third year of uneventful residence at Scone.
Шел третий год его размеренной университетской жизни в Оксфорде.
He had come there after a creditable career at a small public school of ecclesiastical temper on the South Downs, where he had edited the magazine, been President of the Debating Society, and had, as his report said, 'exercised a wholesome influence for good' in the House in which he was head boy.
До этого он с отличием окончил маленькую частную школу с чуть заметным религиозным уклоном в графстве Сассекс; в школе он был редактором журнала, президентом дискуссионного клуба и, если верить его характеристике, "оказывал на своих товарищей самое благотворное влияние", за что и был назначен старшим префектом[2].
At home he lived in Onslow Square with his guardian, a prosperous solicitor who was proud of his progress and abysmally bored by his company.
На каникулах Поль всегда гостил в Лондоне на Онслоу-сквер у своего опекуна, преуспевающего адвоката, который, гордясь успехами своего подопечного, изрядно тяготился его обществом.
Both his parents had died in India at the time when he won the essay prize at his preparatory school.
Родители Поля умерли в Индии, когда мальчик получил свой первый в жизни приз за сочинение.
For two years he had lived within his allowance, aided by two valuable scholarships.
В Сконе бюджет Поля складывался из того, что ему выплачивал опекун, и двух очень кстати пришедшихся университетских стипендий.
He smoked three ounces of tobacco a week — John Cotton, Medium ‑ and drank a pint and a half of beer a day, the half at luncheon and the pint at dinner, a meal he invariably ate in Hall.
Поль выкуривал три унции некрепкого табаку
"Джон Коттон" в неделю и ежедневно выпивал полторы пинты пива -полпинты за обедом и пинту за ужином, - ужинал он неизменно в столовой колледжа.
He had four friends, three of whom had been at school with him.
У него было четыре товарища, с тремя из которых он был знаком еще со школы.
None of the Bollinger Club had ever heard of Paul Pennyfeather, and he, oddly enough, had not heard of them.
Little suspecting the incalculable consequences that the evening was to have for him, he bicycled happily back from a meeting of the League of Nations Union.
Никто из членов Боллинджер-клуба понятия не имел о существовании Поля Пеннифезера, а тот, в свою очередь, и не подозревал о том, что есть Боллинджер-клуб.Не ведая о том, как причудливо откликнется в его судьбе этот вечер, Поль безмятежно катил домой на велосипеде с заседания Общества содействия Лиге наций.
There had been a most interesting paper about plebiscites in Poland.
Обсуждался захватывающий доклад о плебисците в Польше.
He thought of smoking a pipe and reading another chapter of the Forsyte Saga before going to bed.
Поль собирался выкурить трубочку и прочитать на сон грядущий очередную главу
"Саги о Форсайтах".
He knocked at the gate, was admitted, put away his bicycle, and diffidently, as always, made his way across the quad towards his rooms.
Он постучал у ворот, был впущен, поставил велосипед на место и отправился через двор к себе, стараясь, по обыкновению, не привлекать к своей особе излишнего внимания.
What a lot of people there seemed to be about!
Вокруг было настоящее столпотворение.
Paul had no particular objection to drunkenness ‑ he had read a rather daring paper to the Thomas More Society on the subject ‑ but he was consumedly shy of drunkards.
Поль не считал себя врагом спиртного, он даже как-то выступил в Обществе Томаса Мора с весьма либеральной трактовкой этого вопроса, но пьяных он, чего греха таить, боялся как огня.
Out of the night Lumsden of Strathdrummond swayed across his path like a druidical rocking‑stone.
Из темноты, словно нечистая сила, вдруг соткался Ламсден из Страттдраммонда и застыл перед Полем.

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

←предыдущая следующая→ ...

Еще книги автора