StudyEnglishWords

6#

Королева запятых «Нью-Йоркера»: звёздный час придиры. Mary Norris - видеоролик

Изучайте английский язык с помощью параллельных субтитров ролика "Королева запятых «Нью-Йоркера»: звёздный час придиры". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

«Быть корректором в "Нью-Йоркере" — всё равно что играть в обороне одной из команд Главной лиги бейсбола: каждый твой шаг попадает под прицел критиков», — говорит Мэри Норрис, занимающая эту должность уже более 30 лет. За это время за ней закрепилась репутация сурового редактора и настоящего маньяка в вопросах пунктуации, хотя сама Мэри с таким определением не согласна. Главная цель её работы — показать автора с лучшей стороны. Погрузитесь в особый стиль журнала «Нью-Йоркер» вместе с прекрасной рассказчицей, которая знает его лучше других.

страница 1 из 5  ←предыдущая следующая→ ...

00:00:13
I have spent the past 38 years trying to be invisible.
Я провела последние 38 лет, стараясь быть незамеченной.
I'm a copy editor.
Я редактор-корректор,
I work at The New Yorker,
работаю в журнале «Нью-Йоркер»,
and copyediting for The New Yorker is like playing shortstop
а быть корректором в «Нью-Йоркере» — всё равно что играть в обороне
for a Major League Baseball team:
одной из команд Главной лиги бейсбола:
00:00:29
every little movement gets picked over by the critics --
каждый твой шаг попадает под прицел критиков —
God forbid you should commit an error.
упаси тебя Господь совершить ошибку.
Just to clarify: copy editors don't choose what goes into the magazine.
Следует пояснить, что редактор-корректор не выбирает, что печатать.
We work at the level of the sentence,
Мы работаем на уровне предложений,
maybe the paragraph,
может быть, параграфов,
00:00:45
the words, the punctuation.
слов, пунктуации.
Our business is in the details.
Наша задача — проверить детали.
We put the diaeresis, the double dot, over the "i" in "naïve."
Мы ставим умлауты, надбуквенные двоеточия, как в «i» в слове naïve.
We impose house style.
Мы следим за единым фирменным стилем.
Every publication has a house style.
У каждого периодического издания есть свой фирменный стиль.
00:01:01
The New Yorker's is particularly distinctive.
Стиль «Нью-Йоркера» особенно отличается.
We sometimes get teased for our style.
Иногда над нами из-за него подтрунивают.
Imagine -- we still spell "teen-ager" with a hyphen,
Представьте: мы до сих пор пишем слово teen-ager через дефис,
as if that word had just been coined.
как будто оно только недавно вошло в обиход.
But you see that hyphen in "teen-age"
Но когда вы видите этот дефис в teen-age
00:01:18
and that diaeresis over "coöperate,"
и этот умлаут в слове coöperate,
and you know you're reading The New Yorker.
вы понимаете, что читаете «Нью-Йоркер».
Copyediting at The New Yorker is a mechanical process.
Корректура в «Нью-Йоркере» — это механический процесс.
There is a related role called query proofreading,
Есть похожая должность, где сотрудник вычитывает тексты
or page-OK'ing.
и даёт «добро».
00:01:32
Whereas copyediting is mechanical,
В то время как корректура — работа механическая,
query proofreading is interpretive.
выверка текста — это вопрос интерпретации.
We make suggestions to the author through the editor
Через редакторов мы предлагаем авторам внести правки в текст,
to improve the emphasis of a sentence
чтобы правильно расставить акценты в предложении,
or point out unintentional repetitions
или указываем на неумышленные повторы,
00:01:47
and supply compelling alternatives.
убеждаем рассмотреть варианты.
Our purpose is to make the author look good.
Наша цель — показать автора с хорошей стороны.
Note that we give our proofs not directly to the author,
Заметьте, что мы передаём свои замечания не самому автору,
but to the editor.
а редактору.
This often creates a good cop/bad cop dynamic
Часто от этого возникают ситуации с «плохим/хорошим полицейским»,
00:02:04
in which the copy editor -- I'll use that as an umbrella term --
где корректор — здесь я говорю о корректоре в широком смысле —
is invariably the bad cop.
всегда играет роль злодея.
If we do our job well, we're invisible,
Если мы справляемся с работой, то остаёмся в тени,
but as soon as we make a mistake,
но стоит сделать ошибку,
we copy editors become glaringly visible.
и на нас, корректоров, устремляются все взгляды.
00:02:21
Here is the most recent mistake that was laid at my door.
Вот одна из последних ошибок, в которой меня обвинили.
[Last Tuesday, Sarah Palin, the pre-Trump embodiment
[В прошлый вторник Сара Пэйлин, воплощавшая в Республиканской партии
of populist no-nothingism in the Republican Party,
популистский нулизм ещё до Трампа,
endorsed Trump.]
выступила в поддержку Трампа.]
"Where were The New Yorker's fabled copy editors?" a reader wrote.
«Где были хвалёные корректоры "Нью-Йоркера"? — написал читатель. —
00:02:39
"Didn't the writer mean 'know-nothingism'?"
Разве автор не имел в виду национализм?»
Ouch.
Ох.
There's no excuse for this mistake.
Это непростительная ошибка.
But I like it: "no-nothingism."
Но мне понравилось то, что у нас получилось.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...