StudyEnglishWords

5#

Сильное стихотворение о том, каково быть трансгендером. Lee Mokobe - видеоролик

Изучайте английский язык с помощью параллельных субтитров ролика "Сильное стихотворение о том, каково быть трансгендером". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 322 книги и 1714 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

«Я был анатомической загадкой, вопросом без ответа», — говорит поэт Ли Мокобе, стипендиат TED, в своём цепляющем и поэтичном исследовании личности и перевоплощения. Его стихотворение — размышление о теле и наполняющем его смысле.

страница 1 из 2  ←предыдущая следующая→ ...

00:00:11
The first time I uttered a prayer was in a glass-stained cathedral.
I was kneeling long after the congregation was on its feet,
Впервые я произнёс молитву в витражном соборе.
Я стоял на коленях ещё долго после того, как прихожане поднялись на ноги,
dip both hands into holy water,
окунул обе руки в святую воду,
trace the trinity across my chest,
перекрестился.
my tiny body drooping like a question mark
all over the wooden pew.
I asked Jesus to fix me,
and when he did not answer
Моё крохотное тело поникло, похожее на вопросительный знак,
застывшее на деревянной скамье.
Я попросил Иисуса исправить меня.
А когда он не ответил,
I befriended silence in the hopes that my sin would burn
and salve my mouth
would dissolve like sugar on tongue,
я подружился с тишиной в надежде, что мой грех сгорит,
станет бальзамом для моих губ,
растворится на языке как сахар,
00:00:40
but shame lingered as an aftertaste.
And in an attempt to reintroduce me to sanctity,
my mother told me of the miracle I was,
но остался привкус стыда.
В попытке возвратить меня к святости
моя мать рассказала мне о том, каким чудом я был;
said I could grow up to be anything I want.
I decided to
be a boy.
It was cute.
I had snapback, toothless grin,
used skinned knees as street cred,
played hide and seek with what was left of my goal.
I was it.
The winner to a game the other kids couldn't play,
I was the mystery of an anatomy,
a question asked but not answered,
tightroping between awkward boy and apologetic girl,
and when I turned 12, the boy phase wasn't deemed cute anymore.
сказала, что я могу стать кем захочу, когда вырасту.
Я решил
стать мальчиком.
Было забавно.
Я пошёл на поправку — с беззубой улыбкой,
пытаясь стёртыми коленками заслужить уважение,
играл в прятки с тем, что осталось от моей цели.
Я был «оно».
Победитель в игре, о которой не знали другие дети.
Я был анатомической загадкой,
вопросом без ответа,
балансируя между неловким мальчиком и стеснительной девочкой.
А когда мне исполнилось 12 лет, мальчишеский образ перестал быть милым.
It was met with nostalgic aunts who missed seeing my knees in the shadow of skirts,
who reminded me that my kind of attitude would never bring a husband home,
that I exist for heterosexual marriage and child-bearing.
Тётушки с ностальгией говорили, что скучают по виду моих коленок в тени юбки,
напомнив мне, что моё поведение не поможет мне выйти замуж,
что я рождён для традиционного брака и вынашивания детей.
And I swallowed their insults along with their slurs.
Naturally, I did not come out of the closet.
The kids at my school opened it without my permission.
Called me by a name I did not recognize,
Я проглотил их оскорбления вместе с унижением.
Естественно, я не раскрыл свою тайну.
Дети в школе заставили меня её открыть.
Называли меня непонятным мне словом —
said "lesbian,"
but I was more boy than girl, more Ken than Barbie.
It had nothing to do with hating my body,
I just love it enough to let it go,
I treat it like a house,
and when your house is falling apart,
you do not evacuate,
you make it comfortable enough to house all your insides,
you make it pretty enough to invite guests over,
you make the floorboards strong enough to stand on.
My mother fears I have named myself after fading things.
As she counts the echoes left behind by Mya Hall,
Leelah Alcorn, Blake Brockington.
She fears that I'll die without a whisper,
that I'll turn into "what a shame" conversations at the bus stop.
She claims I have turned myself into a mausoleum,
that I am a walking casket,
news headlines have turned my identity into a spectacle,
«лесбиянка».
Но я был больше мальчиком, чем девочкой; Кеном, а не Барби.
Причиной тому была не ненависть к моему телу.
Просто я люблю его так, что могу отпустить,
отношусь к нему, как к дому.
А когда дом рушится,
ты не эвакуируешься,
а делаешь его достаточно комфортным для того, что есть внутри;
достаточно привлекательным для визита гостей;
чинишь пол, чтобы можно было уверенно стоять.
Моя мать страшится, что я назвал себя увядшим.
Пока она считает отголоски эхо, оставленного Мией Холл,
Лилой Алкорн, Блейком Брокингтоном,
она опасается, что я умру бесследно,
стану темой для разговоров из категории «вот стыд-то».
Она заявляет, будто я превратил себя в мавзолей,
ходячий гроб;
газетные заголовки сделали из моей личности спектакль.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...