6#

Главная улица. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Главная улица". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

She lifted her arms, she leaned back against the wind, her skirt dipped and flared, a lock blew wild.
Она подняла руки, откинулась назад под ветром; ее платье развевалось и трепетало, из прически выбилась прядь волос.
A girl on a hilltop; credulous, plastic, young; drinking the air as she longed to drink life.
Девушка на вершине холма.
Доверчивая, восприимчивая, юная.
Впивающая воздух с такой же жадностью, с какой она готова была впитывать жизнь.
The eternal aching comedy of expectant youth.
Извечная грустная картина чего-то ожидающей молодости.
It is Carol Milford, fleeing for an hour from Blodgett College.
Это Кэрол Милфорд, убежавшая на часок из Блоджет-колледжа.
The days of pioneering, of lassies in sunbonnets, and bears killed with axes in piney clearings, are deader now than Camelot; and a rebellious girl is the spirit of that bewildered empire called the American Middlewest.
Дни пионеров, дня сельских красоток в капорах и медведей, которых убивали на вырубках топорами, ушли в прошлое еще дальше, чем Камелот.
И теперь дух этой мятущейся страны, которую называют американским Средним Западом, олицетворяет своенравная девушка.
II
II
Blodgett College is on the edge of Minneapolis.
Блоджет-колледж находится на окраине Миннеаполиса.
It is a bulwark of sound religion.
Это оплот здоровой религиозности.
It is still combating the recent heresies of Voltaire, Darwin, and Robert Ingersoll.
Он все еще борется с новомодными ересями Вольтера, Дарвина и Роберта Ингерсолла.
Pious families in Minnesota, Iowa, Wisconsin, the Dakotas send their children thither, and Blodgett protects them from the wickedness of the universities.
Благочестивые семьи Миннесоты, Айовы, Висконсина, Северной и Южной Дакоты посылают сюда своих детей, и Блоджет оберегает их от развращающего влияния университетов.
But it secretes friendly girls, young men who sing, and one lady instructress who really likes Milton and Carlyle.
Из его стен вышло много милых девушек, молодые люди — любители пения и даже одна учительница, которой нравятся Мильтон и Карлейль.
So the four years which Carol spent at Blodgett were not altogether wasted.
Так что четыре года, которые провела здесь Кэрол, не пропали даром.
The smallness of the school, the fewness of rivals, permitted her to experiment with her perilous versatility.
Небольшие размеры школы и малочисленность соперников позволяли ей свободно проявлять свою опасно многостороннюю натуру.
She played tennis, gave chafing-dish parties, took a graduate seminar in the drama, went “twosing,” and joined half a dozen societies for the practise of the arts or the tense stalking of a thing called General Culture.
Она играла в теннис, устраивала скромные вечеринки, участвовала в специальном семинаре по изучению драмы, флиртовала, состояла членом десятка обществ, занимавшихся разными искусствами и усвоением тех сложных вещей, которые называются «общей культурой».
In her class there were two or three prettier girls, but none more eager.
В ее группе были две или три девушки красивее ее, но не было ни одной более увлекающейся.
She was noticeable equally in the classroom grind and at dances, though out of the three hundred students of Blodgett, scores recited more accurately and dozens Bostoned more smoothly.
Она выделялась усердием и в занятиях и в танцах, хотя среди трехсот студентов Блоджета многие отвечали лучше или танцевали бостон более плавно.
Every cell of her body was alive—thin wrists, quince-blossom skin, ingenue eyes, black hair.
Каждая клеточка ее тела — тонкие запястья, нежная, как айвовый цвет, кожа, наивные глаза, черные волосы — все это было полно жизни.
The other girls in her dormitory marveled at the slightness of her body when they saw her in sheer negligee, or darting out wet from a shower-bath.
Другие девушки в дортуаре удивлялись ее миниатюрности, когда видели ее в неглиже или выбегающей из — под душа.
She seemed then but half as large as they had supposed; a fragile child who must be cloaked with understanding kindness.
Тогда она казалась вдвое меньше, чем можно было предположить, прямо хрупкий ребенок, нуждающийся в бережной заботе и ласке.

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

скачать в HTML/PDF
share