6#

К черной звезде. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К черной звезде". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 739 книг и 2121 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 3 из 13  ←предыдущая следующая→ ...

It had blazed for billions of years, until the hydrogen that was its fuel had at last been exhausted, and its thermonuclear furnace started to splutter and go out.
Он пылал миллиарды лет, пока водород - его горючее - не иссяк полностью, и термоядерная топка не стала медленно гаснуть.
A star has defenses against growing cold; as its fuel supply dwindles, it begins to contract, raising its density and converting gravitational potential energy into thermal energy.
У звезды была защита от охлаждения.
Как только горючее кончилось, она начала сжиматься, увеличивая собственную плотность и преобразуя потенциальную энергию гравитации в тепло.
It takes on new life; now a white dwarf, with a density of tons per cubic inch, it burns in a stable way until at last it grows dark.
Она возродилась к новой жизни, на этот раз - белого карлика, с плотностью, измеряемой тоннами на кубический дюйм.
Она довольно стабильно горела, пока не стала черной.
We have studied white dwarfs for centuries, and we know their secrets—so we think.
Мы изучали белые карлики сотни лет и знали все их секреты - как мы считали.
A cup of matter from a white dwarf now orbits the observatory on Pluto for our further illumination.
Кусочек вещества белого карлика, кружащийся сейчас вокруг Плутона, помогал тамошней обсерватории вести за нами наблюдение.
But the star on our screen was different.
Но звезда на нашем экране была несколько иной.
It had once been a large star—greater than the Chandrasekhar limit, 1.2 solar masses.
Она была когда-то огромной звездой и превышала предел Чандрасекара, равный 1,2 солнечной массы.
Thus it was not content to shrink step by step to the status of a white dwarf.
Поэтому она не желала шаг за шагом переходить к ипостаси белого карлика.
The stellar core grew so dense that catastrophe came before stability; when it had converted all its hydrogen to iron-56, it fell into catastrophic collapse and went supernova.
Плотность звездного ядра нарастала так быстро, что катастрофа наступила раньше равновесия.
Как только она превратила весь водород в железо-56, она стала стягиваться в коллапс и превращаться в сверхновую.
A shock wave ran through the core, converting the kinetic energy of collapse into heat.
По ядру прошла ударная волна, преобразуя кинетическую энергию сжатия в тепло.
Neutrinos spewed outward; the envelope of the star reached temperatures upwards of 200 billion degrees; thermal energy became intense radiation, streaming away from the agonized star and shedding the luminosity of a galaxy for a brief, fitful moment.
Звезда изрыгнула нейтроны.
Температура ее достигла двухсот миллиардов градусов; тепловая энергия превратилась в интенсивное излучение, и агонизирующая звезда на краткий миг затмила все звезды галактики.
What we beheld now was the core left behind by the supernova explosion.
То, что мы наблюдали сейчас, было ядром, уцелевшим после взрыва сверхновой.
Even after that awesome fury, what was intact was of great mass.
Но даже то, что осталось от взъярившейся звезды, потрясало своими размерами.
The shattered hulk had been cooling for eons, cooling toward the final death.
Ядро остывало до ионов, до окончательной своей смерти.
For a small star, that death would be the simple death of coldness: the ultimate burnout, the black dwarf drifting through the void like a hideous mound of ash, lightless, without warmth.
Для маленькой звезды это было бы простой смертью от охлаждения: полностью погасший черный карлик, плывущий по Вселенной, подобно могильному холмику пепла, без света, без тепла.
But this, our stellar core, was still beyond the Chandrasekhar limit.
Но это, наше ядро, все еще превосходило предел Чандрасекара.
A special death was reserved for it, a weird and improbable death.
Для него была припасена необычная смерть, жуткая и неправдоподобная.
And that was why we had come to watch it perish, the microcephalon and the adapted girl and I.
Вот почему мы пришли взглянуть на гибель звезды: микроцефал, приспособленная и я.
скачать в HTML/PDF
share