5#

На пути к Основанию. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "На пути к Основанию". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 812 книг и 2556 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 2 из 357  ←предыдущая следующая→ ...

No one whose opinion I respect-except you-thinks well of him.
И никто из тех, к кому я привык прислушиваться, про него слова доброго не скажет.
I don't care what happens to him personally, Hari, but as long as I think you do, I have no choice but to bring this to your attention."
Так вот, на то, что будет с ним лично, мне наплевать, но я знаю, что тебе это не безразлично, поэтому я просто обязан все рассказать.
Seldon smiled, as much at the other's earnestness as at what he considered to be the uselessness of his concern.
Селдон улыбнулся.
Он был тронут преданностью и откровенностью своего ученика, но была у этой улыбки и другая причина: Юго не понимал и не мог понять, что опасения его совершенно беспочвенны.
He was fond of Yugo Amaryl-more than fond.
Амариль был дорог Селдону.
Мало сказать — дорог.
Yugo was one of the four people he had encountered during that short period of his life when he was in flight across the face of the planet Trantor-Eto Demerzel, Dors Venabili, Yugo Amaryl, and Raych-four, the likes of which he had not found since.
Он был одним из тех четверых, кто встретился Селдону во время его недолгого, полного опасностей и приключений скитания по Трантору.
Более близких людей у Селдона не было.
In a particular and, in each case, different way, these four were indispensable to him-Yugo Amaryl, because of his quick understanding of the principles of psychohistory and of his imaginative probings into new areas.
Каждый из них был по-своему уникален и незаменим.
Уникальность Юго Амариля состояла в том, что он поразительно быстро усвоил основные идеи психоистории и обладал богатейшим воображением, позволявшим ему постоянно придумывать нечто новое.
It was comforting to know that if anything happened to Seldon himself before the mathematics of the field could be completely worked out-and how slowly it proceeded, and how mountainous the obstacles there would at least remain one good mind that would continue the research.
Селдона успокаивала мысль о том, что, если и стрясется с ним самим что-то непредвиденное до тех пор, когда математическая проработка будет завершена (а дело продвигалось крайне медленно, с колоссальными трудностями), останется хотя бы один человек со светлой головой, который сумеет продолжить исследования.
He said,
"I'm sorry, Yugo.
I don't mean to be impatient with you or to reject out of hand whatever it is you are so anxious to make me understand.
— Прости, Юго, — сказал Селдон, — я вовсе не хотел тебя обидеть или отмахнуться загодя от того, что ты хочешь мне рассказать.
It's just this job of mine; it's this business of being a department head-"
Все дело в работе.
Как-никак, а я все-таки декан...
Amaryl found it his turn to smile and he repressed a slight chuckle.
Тут уж Амариль улыбнулся.
"I'm sorry, Hari, and I shouldn't laugh, but you have no natural aptitude for the position."
— Ты меня тоже прости, Хари, и не следовало бы мне смеяться, но ты так мало смахиваешь на декана.
"As well I know, but I'll have to learn.
— Знаю, знаю, но учиться-то надо.
I have to seem to be doing something harmless and there is nothing-nothing-more harmless than being the head of the Mathematics Department at Streeling University.
Я должен создавать видимость некой безвредной деятельности и уверяю тебя, на свете нет ничего более безвредного, чем должность декана математического факультета в Стрилингском университете.
I can fill my day with unimportant tasks, so that no one need know or ask about the course of our psychohistorical research, but the trouble is, I do fill my day with unimportant tasks and I have insufficient time to-" His eyes glanced around his office at the material stored in computers to which only he and Amaryl had the key and which, even if anyone else stumbled upon them, had been carefully phrased in an invented symbology that no one else would understand.
Я могу запросто забить весь день до отказа всякой ерундой, так что никому и в голову не придет задуматься о том, как продвигаются дела с разработкой психоистории, но вся беда в том, что у меня весь день как раз и забит разной чепуховиной и совершенно не остается времени на...
Селдон обвел взглядом свой кабинет, где в памяти компьютеров хранились материалы, доступ к которым был известен только ему и Юго.
На тот случай, если бы кто-то задумал сунуть туда нос, материал был закодирован мудреными символами, смысла которых никто, как бы ни силился, понять не сумел бы.
скачать в HTML/PDF
share