4#

Ребекка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ребекка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 593 книги и 1850 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 452  ←предыдущая следующая→ ...

A lilac had mated with a copper beech, and to bind them yet more closely to one another the malevolent ivy, always an enemy to grace, had thrown her tendrils about the pair and made them prisoners.
Сирень спарилась с красным буком, и, чтобы еще крепче соединить их друг с другом, злобный плющ, вечный враг красоты, обвил их усиками, заключив в свое узилище.
Ivy held prior place in this lost garden, the long strands crept across the lawns, and soon would encroach upon the house itself.
В этом погибшем саду плющ был всему владыка, его длинные плети ползли по лужайкам, скоро они вторгнутся и в самый дом.
There was another plant too, some half-breed from the woods, whose seed had been scattered long ago beneath the trees and then forgotten, and now, marching in unison with the ivy, thrust its ugly form like a giant rhubarb towards the soft grass where the daffodils had blown.
Было там еще одно растение, детище леса и сада, давным-давно посеянное под деревом, а затем преданное забвению; теперь, двигаясь в ногу с плющом, оно, словно гигантский ревень, опускало уродливые листья к мягкой траве, где некогда цвели нарциссы.
Nettles were everywhere, the vanguard of the army.
В авангарде полчища шла крапива.
They choked the terrace, they sprawled about the paths, they leant, vulgar and lanky, against the very windows of the house.
Она проникла повсюду — душила траву, расползалась по дорожкам, заглядывала — долговязая, тощая, грубая — в окна.
They made indifferent sentinels, for in many places their ranks had been broken by the rhubarb plant, and they lay with crumpled heads and listless stems, making a pathway for the rabbits.
I left the drive and went on to the terrace, for the nettles were no barrier to me, a dreamer.
I walked enchanted, and nothing held me back.
Дозорный из нее был плохой, во многих местах ее ряды были сломаны похожим на ревень растением, вялые стебли и сморщенные листья стелились по земле, образуя кроличьи тропы… Я сошла с подъездной аллеи и зашагала по террасе к дому, для меня во сне крапива была не страшна — для очарованного путника нет преград.
Moonlight can play odd tricks upon the fancy, even upon a dreamer's fancy.
Лунный свет играет странные шутки с нашим воображением, даже с воображением объятого сном.
As I stood there, hushed and still, I could swear that the house was not an empty shell but lived and breathed as it had lived before.
Стоя там недвижно и безмолвно, я могла бы поклясться, что дом — не просто пустая оболочка, что он живет и дышит, как встарь.
Light came from the windows, the curtains blew softly in the night air, and there, in the library, the door would stand half open as we had left it, with my handkerchief on the table beside the bowl of autumn roses.
Из окон струился свет, в ночном воздухе тихо колыхались гардины, дверь в библиотеку, наверно, полуоткрыта так, как мы оставили ее, — и на столе, рядом с вазой осенних роз, лежит мой платок.
The room would bear witness to our presence.
Все в комнате свидетельствует о том, что мы здесь.
The little heap of library books marked ready to return, and the discarded copy of The Times.
Ashtrays, with the stub of a cigarette; cushions, with the imprint of our heads upon them, lolling in the chairs; the charred embers of our log fire still smouldering against the morning.
Кучка библиотечных книг с пометкой «возвратить», прочитанный номер
«Таймса», пепельница с окурком сигареты, подушки на спинках кресел с отпечатками наших голов; угли в камине, где вечером жарко пылал огонь, все еще тлеющие, хотя настало утро.
скачать в HTML/PDF
share