5#

Дом на берегу. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Дом на берегу". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2249 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 329  ←предыдущая следующая→ ...

Daphne Du Maurier
Дафна дю Морье
The House on the Strand
Дом на берегу
CHAPTER ONE
Глава первая
THE FIRST THING I noticed was the clarity of the air, and then the sharp green colour of the land.
Первое, что бросилось мне в глаза, это прозрачность воздуха, затем – ярко-зеленый цвет лугов, никаких полутонов.
There was no softness anywhere.
Вершины отдаленных гор не сливались с небом.
The distant hills did not blend into the sky but stood out like rocks, so close that I could almost touch them, their proximity giving me that shock of surprise and wonder which a child feels looking for the first time through a telescope.
Своими резкими очертаниями они напоминали скалы и, казалось, находятся совсем близко, так близко, что до них можно дотронуться рукой.
Это ошеломило и удивило меня – нечто подобное, должно быть, испытывает ребенок, впервые посмотревший в подзорную трубу.
Nearer to me, too, each object had the same hard quality, the very grass turning to single blades, springing from a younger, harsher soil than the soil I knew.
Рядом со мной все обладало такой же контрастностью, выделялся каждый стебель, каждая травинка, произраставшая из более молодой и грубой почвы, чем та, которую знал я.
I had expected — if I expected anything — a transformation of another kind: a tranquil sense of well-being, the blurred intoxication of a dream, with everything about me misty, ill-defined; not this tremendous impact, a reality more vivid than anything hitherto experienced, sleeping or awake.
Я ожидал (если вообще чего-то ожидал) совсем иных метаморфоз: я полагал очутиться в мире умиротворенности и благоденствия, в некоей материализации мечты, где все расплывчато и не имеет четких контуров.
Я не был готов к такой контрастности, к такой пронзительной реальности.
Ни во сне, ни наяву мне не приходилось видеть ничего подобного.
Now every impression was heightened, every part of me singularly aware: eyesight, hearing, sense of smell, all had been in some way sharpened.
Теперь все представлялось мне ярче и рельефнее, все мои ощущения, чувства – зрение, слух, обоняние – были как бы обострены.
All but the sense of touch: I could not feel the ground beneath my feet.
Все, кроме чувства осязания: я не ощущал земли под ногами.
Magnus had warned me of this.
Магнус предупредил меня об этом.
He had told me,
Он сказал:
"You won't be aware of your body coming into contact with inanimate objects.
«Ты не будешь чувствовать соприкосновений с неодушевленными предметами.
You will walk, stand, sit, brush against them, but will feel nothing.
Ты будешь ходить, стоять, сидеть, касаться их, но не будешь ничего осязать.
Don't worry.
Пусть тебя это не беспокоит.
The very fact that you can move without sensation is half the wonder."
Разве не чудо уже то, что ты можешь двигаться, ничего при этом не ощущая?»
This, of course, I had taken as a joke, one of the many bribes to goad me to experiment.
Конечно, я воспринял это как шутку, как обыкновенную приманку, с целью соблазнить меня согласиться на эксперимент.
Now he was proved right.
Теперь я убедился, что он был прав.
I started to go forward, and the sensation was exhilarating, for I seemed to move without effort, feeling no contact with the ground.
Я пошел вперед, ощущая невероятную легкость: мне не нужно было прилагать никаких усилий, чтобы двигаться, казалось, я парю, не касаясь земли.
I was walking downhill towards the sea, across those fields of sharpedged silver grass that glistened under the sun, for the sky — dull, a moment ago, to my ordinary eyes — was now cloudless, a blazing ecstatic blue.
Я спускался с холма по направлению к морю, проходя через поле, покрытое серебристой осокой, которая поблескивала на солнце: небо, серое еще минуту назад, когда я видел его обычным своим зрением, теперь стало безоблачным и ослепительно голубым.
I remembered that the tide had been out, the stretches of flat sand exposed, the row of bathing-huts, lined like dentures in an open mouth, forming a solid background to the golden expanse.
Я вспомнил, что был отлив, обнаживший ровные песчаные полосы, и на этом золотом фоне резко выделялся ряд пляжных кабинок, напоминавших оскаленные зубы.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...