5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2633 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 111 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

“And Milushkin, the bricklayer!
He could build a stove in any house you liked!
"Милушкин, кирпичник! мог поставить печь в каком угодно доме.
And Maksim Teliatnikov, the bootmaker!
Anything that he drove his awl into became a pair of boots — and boots for which you would be thankful, although he WAS a bit foul of the mouth.
Максим Телятников, сапожник: что шилом кольнет, то и сапоги, что сапоги, то и спасибо, и хоть бы в рот хмельного!
And Eremi Sorokoplechin, too!
He was the best of the lot, and used to work at his trade in Moscow, where he paid a tax of five hundred roubles.
А Еремей Сорокоплёхин! да этот мужик один станет за всех, в Москве торговал, одного оброку приносил по пятисот рублей.
Well, THERE’S an assortment of serfs for you!— a very different assortment from what Plushkin would sell you!”
Ведь вот какой народ!
Это не то, что вам продаст какой-нибудь Плюшкин".
“But permit me,” at length put in Chichikov, astounded at this flood of eloquence to which there appeared to be no end.
“Permit me, I say, to inquire why you enumerate the talents of the deceased, seeing that they are all of them dead, and that therefore there can be no sense in doing so.
"Но позвольте", сказал наконец Чичиков, изумленный таким обильным наводнением речей, которым, казалось, и конца не было: "зачем вы исчисляете все их качества, ведь в них толку теперь нет никакого, ведь это всё народ мертвый.
‘A dead body is only good to prop a fence with,’ says the proverb.”
Мертвым телом хоть забор подпирай, говорит пословица".
“Of course they are dead,” replied Sobakevitch, but rather as though the idea had only just occurred to him, and was giving him food for thought.
“But tell me, now: what is the use of listing them as still alive?
"Да, конечно, мертвые", сказал Собакевич, как бы одумавшись и припомнив, что они в самом деле были уже мертвые, а потом прибавил: "впрочем, и то сказать: что из этих людей, которые числятся теперь живущими?
And what is the use of them themselves?
They are flies, not human beings.”
Что это за люди? мухи, а не люди".
“Well,” said Chichikov, “they exist, though only in idea.”
"Да всё же они существуют, а это ведь мечта".
“But no — NOT only in idea.
"Ну нет, не мечта!
I tell you that nowhere else would you find such a fellow for working heavy tools as was Michiev.
Я вам доложу, каков был Михеев, так вы таких людей не сыщете: машинища такая, что в эту комнату не войдет: нет, это не мечта!
He had the strength of a horse in his shoulders.”
And, with the words, Sobakevitch turned, as though for corroboration, to the portrait of Bagration, as is frequently done by one of the parties in a dispute when he purports to appeal to an extraneous individual who is not only unknown to him, but wholly unconnected with the subject in hand; with the result that the individual is left in doubt whether to make a reply, or whether to betake himself elsewhere.
А в плечищах у него была такая силища, какой нет у лошади; хотел бы я знать, где бы вы в другом месте нашли такую мечту!"
Последние слова он уже сказал, обратившись к висевшим по стене портретам Багратиона и Колокотрони, как обыкновенно случается с разговаривающими, когда один из них вдруг, неизвестно почему, обратится не к тому лицу, к которому относятся слова, а к какому-нибудь нечаянно пришедшему третьему, даже вовсе незнакомому, от которого, знает, что не услышит ни ответа, ни мнения, ни подтверждения, но на которого, однако ж, так устремит взгляд, как будто призывает его в посредники; и несколько смешавшийся в первую минуту незнакомец не знает, отвечать ли ему на то дело, о котором ничего не слышал, или так постоять, соблюдши надлежащее приличие, и потом уже уйти прочь.
“Nevertheless, I CANNOT give you more than two roubles per head,” said Chichikov.
"Нет, больше двух рублей я не могу дать", сказал Чичиков.
“Well, as I don’t want you to swear that I have asked too much of you and won’t meet you halfway, suppose, for friendship’s sake, that you pay me seventy-five roubles in assignats?”
"Извольте, чтоб не претендовали на меня, что дорого запрашиваю и не хочу сделать вам никакого одолжения, извольте -- по семидесяти пяти рублей за душу, только ассигнациями, право, только для знакомства!"
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1