5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2131 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 135 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

‘Ah, Vania, for once you have been too clever!’ straightway lashed himself to a rope, and took your place?
"Эх, Ваня, угораздило тебя!", а сам, подвязавшись веревкой, полез на твое место.
‘Maksim Teliatnikov, shoemaker.’
Максим Телятников, сапожник.
A shoemaker, indeed?
‘As drunk as a shoemaker,’ says the proverb.
Хе, сапожник! пьян, как сапожник, говорит пословица.
I know what you were like, my friend.
If you wish, I will tell you your whole history.
You were apprenticed to a German, who fed you and your fellows at a common table, thrashed you with a strap, kept you indoors whenever you had made a mistake, and spoke of you in uncomplimentary terms to his wife and friends.
Знаю, знаю тебя, голубчик; если хочешь, всю историю твою расскажу: учился ты у немца, который кормил вас всех вместе, бил по спине ремнем за неаккуратность и не выпускал на улицу повесничать, и был ты чудо, а не сапожник, и не нахвалился тобою немец, гогоря с женой или с камрадом.
At length, when your apprenticeship was over, you said to yourself,
А как кончилось твое ученье:
‘I am going to set up on my own account, and not just to scrape together a kopeck here and a kopeck there, as the Germans do, but to grow rich quick.’
"А вот теперь я заведусь своим домком", сказал ты, "да не так, как немец, что из копейки тянется, а вдруг разбогатею".
Hence you took a shop at a high rent, bespoke a few orders, and set to work to buy up some rotten leather out of which you could make, on each pair of boots, a double profit.
But those boots split within a fortnight, and brought down upon your head dire showers of maledictions; with the result that gradually your shop grew empty of customers, and you fell to roaming the streets and exclaiming,
И вот, давши барину порядочный оброк, завел ты лавчонку, набрав заказов кучу, и пошел работать.
Достал где-то в три-дешева гнилушки кожи и выиграл, точно, вдвое на всяком сапоге, да через недели две перелопались твои сапоги, и выбранили тебя подлейшим образом.
И вот лавчонка твоя запустела, и ты пошел попивать да валяться по улицам, приговаривая:
‘The world is a very poor place indeed!
"Нет, плохо на свете!
A Russian cannot make a living for German competition.’
Нет житья русскому человеку: всё немцы мешают".
Well, well!
‘Elizabeta Vorobei!’
Это что за мужик: Елизавета Воробей?
But that is a WOMAN’S name!
How comes SHE to be on the list?
Фу ты пропасть: баба! она как сюда затесалась?
That villain Sobakevitch must have sneaked her in without my knowing it.”
Подлец Собакевич, и здесь надул!"
Чичиков был прав: это была, точно, баба.
“‘Grigori Goiezhai-ne-Doiedesh,’” he went on.
“What sort of a man were YOU, I wonder?
Were you a carrier who, having set up a team of three horses and a tilt waggon, left your home, your native hovel, for ever, and departed to cart merchandise to market?
Как она забралась туда, неизвестно, но так искусно была прописана, что издали можно было принять ее за мужика, и даже имя оканчивалось на букву ѣ, то-есть не Елизавета, а Елизаветъ.
Однако же он это не принял в уваженье и тут же ее вычеркнул.
"Григорий Доезжай-не-доедешь!
Ты что был за человек?
Was it on the highway that you surrendered your soul to God, or did your friends first marry you to some fat, red-faced soldier’s daughter; after which your harness and team of rough, but sturdy, horses caught a highwayman’s fancy, and you, lying on your pallet, thought things over until, willy-nilly, you felt that you must get up and make for the tavern, thereafter blundering into an icehole?
Извозом ли промышлял и, заведши тройку и рогожную кибитку, отрекся навеки от дому, от родной берлоги, и пошел тащиться с купцами на ярмарку.
На дороге ли ты отдал душу богу, или уходили тебя твои же приятели за какую-нибудь толстую и краснощекую солдатку, или пригляделись лесному бродяге ременные твои рукавицы и тройка приземистых, но крепких коньков, или, может быть, и сам, лежа на полатях, думал, думал, да ни с того, ни с другого заворотил в кабак, а потом прямо в прорубь, и поминай, как звали.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1