5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 162 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

Yet, though those glances and expressions were too subtle, too insufficiently open, the difficulty in no way diminished his high spirits.
Везде было заметно такое чуть- чуть обнаруженное, такое неуловимо-тонкое, у! какое тонкое!..
"Нет!", сказал сам в себе Чичиков: "женщины, это такой предмет..."
Здесь он и рукой махнул: "просто и говорить нечего!
Поди-ка попробуй рассказать или передать всё то, что бегает на их лицах, все те излучинки, намеки, а вот, просто, ничего не передашь.
Одни глаза их такое бесконечное государство, в которое заехал человек -- и поминай как звали!
Уж его оттуда ни крючком, ничем не вытащишь.
Ну, попробуй, например, рассказать один блеск их: влажный, бархатный, сахарный: бог их знает, какого нет еще! и жесткий, и мягкий, и даже совсем томный, или, как иные говорят, в неге, или без неги, но пуще нежели в неге, так вот зацепит за сердце, да и поведет по всей душе, как будто смычком.
Нет, просто не приберешь слова: галантёрная половина человеческого рода, да и ничего больше!"
Виноват!
Кажется, из уст нашего героя излетело словцо, подмеченное на улице.
Что ж делать?
Таково на Руси положение писателя!
Впрочем, если слово из улицы попало в книгу, не писатель виноват, виноваты читатели и прежде всего читатели высшего общества: от них первых не услышишь ни одного порядочного русского слова, а французскими, немецкими и английскими они, пожалуй, наделят в таком количестве, что и не захочешь, и наделят даже с сохранением всех возможных произношений: по-французски в нос и картавя, по-английски произнесут, как следует птице, и даже физиономию сделают птичью, и даже посмеются над тем, кто не сумеет сделать птичьей физиономии.
А вот только русским ничем не наделят, разве из патриотизма выстроят для себя на даче избу в русском вкусе.
Вот каковы читатели высшего сословия, а за ними и все причитающие себя к высшему сословию!
А между тем какая взыскательность!
Хотят непременно, чтобы всё было написано языком самым строгим, очищенным и благородным, словом, хотят, чтобы русский язык сам собою опустился вдруг с облаков, обработанный, как следует, и сел бы им прямо на язык, а им бы больше ничего, как только разинуть рот да выставить его.
Конечно, мудрена женская половина человеческого рода; но почтенные читатели, надо признаться, бывают еще мудренее.
А Чичиков приходил между тем в совершенное недоумение решить, которая из дам была сочинительницей письма.
Попробовавши устремить внимательнее взор, он увидел, что с дамской стороны тоже выражалось что-то такое, ниспосылающее вместе и надежду и сладкие муки в сердце бедного смертного, что он наконец сказал:
"Нет, никак нельзя угадать!"
Easily and gracefully did he exchange agreeable bandinage with one lady, and then approach another one with the short, mincing steps usually affected by young-old dandies who are fluttering around the fair.
As he turned, not without dexterity, to right and left, he kept one leg slightly dragging behind the other, like a short tail or comma.
Это, однако же, никак не уменьшило веселого расположения духа, в котором он находился.
Он непринужденно и ловко разменялся с некоторыми из дам приятными словами, подходил к той и другой дробным, мелким шагом, или, как говорят, семенил ножками, как обыкновенно делают маленькие старички-щеголи на высоких каблуках, называемые мышиными жеребчиками, забегающие весьма проворно около дам.
Посеменивши с довольно ловкими поворотами направо и налево, он подшаркнул тут же ножкой, в виде коротенького хвостика или наподобие запятой.
This trick the ladies particularly admired.
In short, they not only discovered in him a host of recommendations and attractions, but also began to see in his face a sort of grand, Mars-like, military expression — a thing which, as we know, never fails to please the feminine eye.
Certain of the ladies even took to bickering over him, and, on perceiving that he spent most of his time standing near the door, some of their number hastened to occupy chairs nearer to his post of vantage.
Дамы были очень довольны и не только отыскали в нем кучу приятностей и любезностей, но даже стали находить величественное выражение в лице, что-то даже марсовское и военное, что, как известно, очень нравится женщинам.
In fact, when a certain dame chanced to have the good fortune to anticipate a hated rival in the race there very nearly ensued a most lamentable scene — which, to many of those who had been desirous of doing exactly the same thing, seemed a peculiarly horrible instance of brazen-faced audacity.
Даже из-за него уже начинали несколько ссориться: заметивши, что он становился обыкновенно около дверей, некоторые наперерыв спешили занять стул поближе к дверям, и когда одной посчастливилось сделать это прежде то едва не произошла пренеприятная история, и многим, желавшим себе сделать то же, показалась уже чересчур отвратительною подобная наглость.
So deeply did Chichikov become plunged in conversation with his fair pursuers — or rather, so deeply did those fair pursuers enmesh him in the toils of small talk (which they accomplished through the expedient of asking him endless subtle riddles which brought the sweat to his brow in his attempts to guess them)— that he forgot the claims of courtesy which required him first of all to greet his hostess.
Чичиков так занялся разговорами с дамами, или, лучше, дамы так заняли и закружили его своими разговорами, подсыпая кучу самых замысловатых и тонких аллегорий, которые все нужно было разгадывать, отчего даже выступил у него на лбу пот, -- что он позабыл исполнить долг приличия и подойти прежде всего к хозяйке.
In fact, he remembered those claims only on hearing the Governor’s wife herself addressing him.
Вспомнил он об этом уже тогда, когда услышал голос самой губернаторши, стоявшей перед ним уже несколько минут.
She had been standing before him for several minutes, and now greeted him with suave expressement and the words,
“So HERE you are, Paul Ivanovitch!”
But what she said next I am not in a position to report, for she spoke in the ultra-refined tone and vein wherein ladies and gentlemen customarily express themselves in high-class novels which have been written by experts more qualified than I am to describe salons, and able to boast of some acquaintance with good society.
In effect, what the Governor’s wife said was that she hoped — she greatly hoped — that Monsieur Chichikov’s heart still contained a corner — even the smallest possible corner — for those whom he had so cruelly forgotten.
Губернаторша произнесла ласковым и несколько даже лукавым голосом с приятным потряхиванием головы:
"А, Павел Иванович, так вот как вы!.. " В точности не могу передать слов губернаторши, но было сказано что-то, исполненное большой любезности, в том духе, в котором изъясняются дамы и кавалеры в повестях наших светских писателей, охотников описывать гостиные и похвалиться знанием высшего тона, в духе того, что неужели овладели так вашим сердцем, что в нем нет более ни места, ни самого тесного уголка для безжалостно позабытых вами.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1