5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 199 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

But to all things there comes an end, and there arrived also the long-awaited moment when the britchka had received the luggage, the faulty wheel had been fitted with a new tyre, the horses had been re-shod, and the predatory blacksmiths had departed with their gains.
Но всему бывает конец, и желанная минута настала: всё было готово, перед у брички как следует был налажен, колесо было обтянуто новою шиною, кони приведены с водопоя, и разбойники-кузнецы отправились, пересчитав полученные целковые и пожелав благополучия.
Наконец и бричка была заложена, и два горячие калача, только что купленные, положены туда, и Селифан уже засунул кое-что для себя в карман, бывший у кучерских козел, и сам герой наконец при взмахивании картузом полового, стоявшего в том же демикотоновом сюртуке, при трактирных и чужих лакеях и кучерах, собравшихся позевать, как выезжает чужой барин, и при всяких других обстоятельствах, сопровождающих выезд, сел в экипаж, -- и бричка, в которой ездят холостяки, которая так долго застоялась в городе и так, может быть, даже надоела читателю, наконец выехала из ворот гостиницы.
“Thank God!” thought Chichikov as the britchka rolled out of the gates of the inn, and the vehicle began to jolt over the cobblestones.
"Слава-те, господи!" подумал Чичиков и перекрестился.
Селифан хлыснул кнутом, к нему подсел сперва повисевший несколько времени на подножке Петрушка, и герой наш, усевшись получше на грузинском коврике, заложил за спину себе кожаную подушку, притиснул два горячие калача, и экипаж пошел опять подплясывать и покачиваться, благодаря мостовой, которая, как известно, имела подкидывающую силу.
Yet a feeling which he could not altogether have defined filled his breast as he gazed upon the houses and the streets and the garden walls which he might never see again.
С каким-то неопределенным чувством глядел он на домы, стены, заборы и улицы, которые также с своей стороны, как будто подскакивая, медленно уходили назад и которые, бог знает, судила ли ему участь увидеть еще когда-либо в продолжение своей жизни.
Presently, on turning a corner, the britchka was brought to a halt through the fact that along the street there was filing a seemingly endless funeral procession.
При повороте в одну из улиц бричка должна была остановиться, потому что во всю длину ее проходила бесконечная погребальная процессия.
Leaning forward in his britchka, Chichikov asked Petrushka whose obsequies the procession represented, and was told that they represented those of the Public Prosecutor.
Чичиков, высунувшись, велел Петрушке спросить, кого хоронят, и узнал, что хоронят прокурора.
Disagreeably shocked, our hero hastened to raise the hood of the vehicle, to draw the curtains across the windows, and to lean back into a corner.
Исполненный неприятных ощущений, он тот же час спрятался в угол, закрыл себя кожею и задернул занавески.
While the britchka remained thus halted Selifan and Petrushka, their caps doffed, sat watching the progress of the cortege, after they had received strict instructions not to greet any fellow-servant whom they might recognise.
Behind the hearse walked the whole body of tchinovniks, bare-headed; and though, for a moment or two, Chichikov feared that some of their number might discern him in his britchka, he need not have disturbed himself, since their attention was otherwise engaged.
В это время, когда экипаж был таким образом остановлен, Селифан и Петрушка, набожно снявши шляпу, рассматривали, кто, как, в чем и на чем ехал, считая числом, сколько было всех и пеших и ехавших, а барин, приказавши им не признаваться и не кланяться никому из знакомых лакеев, тоже принялся рассматривать робко сквозь стеклышка, находившиеся в кожаных занавесках: за гробом шли, снявши шляпы, все чиновники.
Он начал было побаиваться, чтобы не узнали его экипажа, но им было не до того.
In fact, they were not even exchanging the small talk customary among members of such processions, but thinking exclusively of their own affairs, of the advent of the new Governor-General, and of the probable manner in which he would take up the reins of administration.
Они даже не занялись разными житейскими разговорами, какие обыкновенно ведут между собою провожающие покойника.
Все мысли их были сосредоточены в это время в самих себе: они думали, каков-то будет новый генерал-губернатор, как возьмется за дело и как примет их.
Next came a number of carriages, from the windows of which peered the ladies in mourning toilets.
За чиновниками, шедшими пешком, следовали кареты, из которых выглядывали дамы в траурных чепцах.
Yet the movements of their hands and lips made it evident that they were indulging in animated conversation — probably about the Governor-General, the balls which he might be expected to give, and their own eternal fripperies and gewgaws.
По движениям губ и рук их видно было, что они были заняты живым разговором; может быть, они тоже говорили о приезде нового генерал-губернатора и делали предположения насчет балов, какие он даст, и хлопотали о вечных своих фестончиках и нашивочках.
скачать в HTML/PDF
share