5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 234 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

And at any time he is an irritable, irascible fellow when spoken of with disrespect.
Он же человек обидчивый и недоволен, если о нем изъясняются неуважительно.
True, to the reader Chichikov’s displeasure cannot matter a jot; but for the author it would mean ruin to quarrel with his hero, seeing that, arm in arm, Chichikov and he have yet far to go.
Читателю с полугоря, рассердится ли на него Чичиков или нет, но что до автора, то он ни в каком случае не должен ссориться с своим героем: еще не мало пути и дороги придется им пройти вдвоем рука в руку; две большие части впереди -- это не безделица.
“Tut, tut, tut!” came in a shout from Chichikov.
“Hi, Selifan!”
"Эхе-хе! что ж ты?" сказал Чичиков Селифану: "ты?"
“What is it?” came the reply, uttered with a drawl.
"Что?" сказал Селифан медленным голосом.
“What is it?
"Как что?
Why, how dare you drive like that?
Гусь ты! как ты едешь?
Come!
Bestir yourself a little!”
Ну же, потрогивай!"
And indeed, Selifan had long been sitting with half-closed eyes, and hands which bestowed no encouragement upon his somnolent steeds save an occasional flicking of the reins against their flanks; whilst Petrushka had lost his cap, and was leaning backwards until his head had come to rest against Chichikov’s knees — a position which necessitated his being awakened with a cuff.
И в самом деле Селифан давно уже ехал, зажмуря глаза, изредка только потряхивая впросонках вожжами по бокам дремавших тоже лошадей; а с Петрушки уже давно нивесть в каком месте слетел картуз, и он сам, опрокинувшись назад, уткнул свою голову в колено Чичикову, так что тот должен был дать ей щелчка.
Selifan also roused himself, and apportioned to the skewbald a few cuts across the back of a kind which at least had the effect of inciting that animal to trot; and when, presently, the other two horses followed their companion’s example, the light britchka moved forwards like a piece of thistledown.
Селифан приободрился и, отшлепавши несколько раз по спине чубарого, после чего тот пустился рысцой, да помахнувши сверху кнутом на всех, примолвил тонким певучим голоском:
"Не бойся!"
Лошадки расшевелились и понесли как пух легонькую бричку.
Selifan flourished his whip and shouted,
Селифан только помахивал да покрикивал:
“Hi, hi!” as the inequalities of the road jerked him vertically on his seat; and meanwhile, reclining against the leather cushions of the vehicle’s interior, Chichikov smiled with gratification at the sensation of driving fast.
"Эх! эх! эх!", плавно подскакивая на козлах по мере того, как тройка то взлетала на пригорок, то неслась духом с пригорка, которыми была усеяна вся столбовая дорога, стремившаяся чуть заметным накатом вниз.
Чичиков только улыбался, слегка подлетывая на своей кожаной подушке, ибо любил быструю езду.
For what Russian does not love to drive fast?
И какой же русский не любит быстрой езды?
Which of us does not at times yearn to give his horses their head, and to let them go, and to cry,
“To the devil with the world!”?
Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: "чорт побери всё!" -- его ли душе не любить ее?
Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное?
At such moments a great force seems to uplift one as on wings; and one flies, and everything else flies, but contrariwise — both the verst stones, and traders riding on the shafts of their waggons, and the forest with dark lines of spruce and fir amid which may be heard the axe of the woodcutter and the croaking of the raven.
Yes, out of a dim, remote distance the road comes towards one, and while nothing save the sky and the light clouds through which the moon is cleaving her way seem halted, the brief glimpses wherein one can discern nothing clearly have in them a pervading touch of mystery.
Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и всё летит: летят версты, летят навстречу купцы на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, с топорным стуком и вороньим криком, летит вся дорога нивесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканьи, где не успевает означиться пропадающий предмет, только небо над головою, да легкие тучи, да продирающийся месяц одни кажутся недвижны.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1