5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 95 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

Chapter V
Глава V
Certainly Chichikov was a thorough coward, for, although the britchka pursued its headlong course until Nozdrev’s establishment had disappeared behind hillocks and hedgerows, our hero continued to glance nervously behind him, as though every moment expecting to see a stern chase begin.
Герой наш трухнул, однако ж, порядком.
Хотя бричка мчалась во всю пропалую и деревня Ноздрева давно унеслась из вида, закрывшись полями, отлогостями и пригорками, но он всё еще поглядывал назад со страхом, как бы ожидая, что вот-вот налетит погоня.
His breath came with difficulty, and when he tried his heart with his hands he could feel it fluttering like a quail caught in a net.
Дыхание его переводилось с трудом, и когда он попробовал приложить руку к сердцу, то почувствовал, что оно билось, как перепелка в клетке.
“What a sweat the fellow has thrown me into!” he thought to himself, while many a dire and forceful aspiration passed through his mind.
Indeed, the expressions to which he gave vent were most inelegant in their nature.
"Эк, какую баню задал! смотри ты какой!"
Тут много было посулено Ноздреву всяких нелегких и сильных желаний; попались даже и нехорошие слова.
But what was to be done next?
Что ж делать?
He was a Russian and thoroughly aroused.
Русской человек, да еще и в сердцах.
The affair had been no joke.
К тому ж дело было совсем нешуточное.
“But for the Superintendent,” he reflected,
“I might never again have looked upon God’s daylight — I might have vanished like a bubble on a pool, and left neither trace nor posterity nor property nor an honourable name for my future offspring to inherit!” (it seemed that our hero was particularly anxious with regard to his possible issue).
"Что ни говори", сказал он сам в себе: "а не подоспей капитан-исправник, мне, может быть, не далось бы более и на свет божий взглянуть!
Пропал бы, как волдырь на воде, без всякого следа, не оставивши потомков, не доставив будущим детям ни состояния, ни честного имени!"
Герой наш очень заботился о своих потомках.
“What a scurvy barin!” mused Selifan as he drove along.
"Экой скверной барин!" думал про себя Селифан:
“Never have I seen such a barin.
"Я еще никогда не видал такого барина.
I should like to spit in his face. ’Tis better to allow a man nothing to eat than to refuse to feed a horse properly.
A horse needs his oats — they are his proper fare.
То-есть плюнуть бы ему за это!
Ты лучше человеку не дай есть, а коня ты должен накормить, потому что конь любит овес.
Even if you make a man procure a meal at his own expense, don’t deny a horse his oats, for he ought always to have them.”
Это его продовольство: что примером нам кошт, то для него овес, он его продовольство".
An equally poor opinion of Nozdrev seemed to be cherished also by the steeds, for not only were the bay and the Assessor clearly out of spirits, but even the skewbald was wearing a dejected air.
Кони тоже, казалось, думали невыгодно об Ноздреве: не только гнедой и Заседатель, но и сам чубарый был не в духе.
True, at home the skewbald got none but the poorer sorts of oats to eat, and Selifan never filled his trough without having first called him a villain; but at least they WERE oats, and not hay — they were stuff which could be chewed with a certain amount of relish.
Also, there was the fact that at intervals he could intrude his long nose into his companions’ troughs (especially when Selifan happened to be absent from the stable) and ascertain what THEIR provender was like.
But at Nozdrev’s there had been nothing but hay!
That was not right.
Хотя ему на часть и доставался всегда овес похуже, и Селифан не иначе всыпал ему в корыто, как сказавши прежде:
"Эх ты, подлец!", но, однако ж, это всё-таки был овес, а не простое сено, он жевал его с удовольствием и часто засовывал длинную морду свою в корытца к товарищам, поотведать, какое у них было продовольство, особливо когда Селифана не было в конюшне; но теперь одно сено... не хорошо; все были недовольны.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1