StudyEnglishWords

5#

Белый Клык. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Белый Клык". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 378 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 190 из 204  ←предыдущая следующая→ ...

And yet he remained somehow different from other dogs.
И все-таки между Белым Клыком и собаками чувствовалась какая-то разница.
He knew the law even better than did the dogs that had known no other life, and he observed the law more punctiliously; but still there was about him a suggestion of lurking ferocity, as though the Wild still lingered in him and the wolf in him merely slept.
Он знал все законы даже лучше своих собратьев, которым не приходилось жить в других условиях, и соблюдал их с большей точностью, -- и тем не менее свирепость не изменяла ему, как будто Северная глушь все еще держала его в своей власти, как будто волк, живший в нем, только задремал на время.
He never chummed with other dogs.
Белый Клык не дружил с собаками.
Lonely he had lived, so far as his kind was concerned, and lonely he would continue to live.
Он всегда был одиночкой и намеревался держаться в стороне от своих собратьев и впредь.
In his puppyhood, under the persecution of Lip-lip and the puppy-pack, and in his fighting days with Beauty Smith, he had acquired a fixed aversion for dogs.
С первых лет своей жизни, омраченных враждой с Лип-Липом и со всей сворой щенков, и за те месяцы, которые ему пришлось провести у Красавчика Смита, Белый Клык возненавидел собак.
The natural course of his life had been diverted, and, recoiling from his kind, he had clung to the human.
Жизнь его уклонилась от нормального течения, и он сблизился с человеком, отдалившись от своих сородичей.
Besides, all Southland dogs looked upon him with suspicion.
He aroused in them their instinctive fear of the Wild, and they greeted him always with snarl and growl and belligerent hatred.
Кроме того, на Юге собаки относились к Белому Клыку с большой подозрительностью: он будил в них инстинктивный страх перед Северной глушью, и они встречали его лаем и рычанием, в котором слышалась ненависть.
He, on the other hand, learned that it was not necessary to use his teeth upon them.
Он же, со своей стороны, понял, что кусать их совсем необязательно.
His naked fangs and writhing lips were uniformly efficacious, rarely failing to send a bellowing on-rushing dog back on its haunches.
Оскаленные клыки и злобно вздрагивающие губы действовали безошибочно и останавливали почти любую разъяренную собаку.
But there was one trial in White Fang’s life—Collie.
Но жизнь послала Белому Клыку испытание, и этим испытанием была Колли.
She never gave him a moment’s peace.
Она не давала ему ни минуты покоя.
She was not so amenable to the law as he.
She defied all efforts of the master to make her become friends with White Fang.
Закон не обладал для нее такой же непреложной силой, как для Белого Клыка, и Колли противилась всем попыткам хозяина заставить их подружиться.
Ever in his ears was sounding her sharp and nervous snarl.
She had never forgiven him the chicken-killing episode, and persistently held to the belief that his intentions were bad.
Ее злобное, истеричное рычание неотвязно преследовало Белого Клыка: Колли не могла простить ему историю с курами и была твердо уверена в преступности всех его намерений.
She found him guilty before the act, and treated him accordingly.
Она находила вину там, где ее еще и не было.
She became a pest to him, like a policeman following him around the stable and the hounds, and, if he even so much as glanced curiously at a pigeon or chicken, bursting into an outcry of indignation and wrath.
Она отравляла Белому Клыку существование, следуя за ним по пятам, как полисмен, и стоило ему только бросить любопытный взгляд на голубя или курицу, как овчарка поднимала яростный, негодующий лай.
His favourite way of ignoring her was to lie down, with his head on his fore-paws, and pretend sleep.
Излюбленный способ Белого Клыка отделаться от нее заключался в том, что он ложился на землю, опускал голову на передние лапы и притворялся спящим.
This always dumfounded and silenced her.
В таких случаях она всегда терялась и сразу умолкала.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 11 оценках: 4 из 5 1