6#

Воспоминания желтого пса. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Воспоминания желтого пса". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 795 книг и 2408 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)
  • get - 2 марта
  • at - 2 марта
  • of - 1 марта
  • take - 28 февраля
  • take - 28 февраля
  • to - 27 февраля
  • deal - 23 февраля
  • off - 23 февраля
  • on - 23 февраля
  • deny - 21 февраля
  • in - 19 февраля
  • ought - 19 февраля

страница 1 из 6  ←предыдущая следующая→ ...

I don't suppose it will knock any of you people off your perch to read a contribution from an animal.
Думаю, что вы, люди, не очень-то удивитесь, прочтя литературное упражнение животного.
Mr. Kipling and a good many others have demonstrated the fact that animals can express themselves in remunerative English, and no magazine goes to press nowadays without an animal story in it, except the old-style monthlies that are still running pictures of Bryan and the Mont Pélee horror.
Мистер Киплинг и немало еще других писателей доказали -- и не без материальной выгоды для себя, -- что животные умеют изъясняться на недурном английском языке; в нынешнее время ни один иллюстрированный журнал не обходится без звериного рассказа, если не считать старинных ежемесячников, которые все еще угощают читателей изображениями Брайана и ужасами катастрофы на горе Пело.
But you needn't look for any stuck-up literature in my piece, such as Bearoo, the bear, and Snakoo, the snake, and Tammanoo, the tiger, talk in the jungle books.
Но не ищите в моем повествовании тех высокопарных фраз, которыми обмениваются в книгах джунглей Нума -- лев, Шита -- пантера и Хиста -- змея.
A yellow dog that's spent most of his life in a cheap New York flat, sleeping in a corner on an old sateen underskirt (the one she spilled port wine on at the Lady Longshoremen's banquet), mustn't be expected to perform any tricks with the art of speech.
У Желтого Пса, проведшего большую часть своей жизни в дешевой нью-йоркской квартире, где он спал в углу на старой сатиновой нижней юбке (на той, которую его хозяйка облила портвейном во время банкета в клубе), нельзя ожидать особых фокусов по части слога.
I was born a yellow pup; date, locality, pedigree and weight unknown.
Родился я желтым щенком: время и место рождения, а также и родословная и вес -- неизвестны.
The first thing I can recollect, an old woman had me in a basket at Broadway and Twenty-third trying to sell me to a fat lady.
Первое, что я помню, это старуху, которая стояла на углу Бродвея и Двадцать третьей; она держала корзинку, в которой я лежал, и пыталась продать меня толстой даме.
Old Mother Hubbard was boosting me to beat the band as a genuine Pomeranian-Hambletonian-Red-Irish-Cochin-China-Stoke-Pogis fox terrier.
Старая ведьма расхваливала меня на все лады и выдавала меня за чистокровного померанско-гамбльтонского красного ирландского кохинхинского фокстерьера.
The fat lady chased a V around among the samples of gros grain flannelette in her shopping bag till she cornered it, and gave up.
Толстая дама начала охотиться у себя в ридикюле за пятеркой; наконец, нашла ее в куче образчиков бумазеи и фланелета и расплатилась.
From that moment I was a pet—a mamma's own wootsey squidlums.
С того момента я стал любимой собачкой -- маминым собственным дусиком-песиком.
Say, gentle reader, did you ever have a 200-pound woman breathing a flavour of Camembert cheese and Peau d'Espagne pick you up and wallop her nose all over you, remarking all the time in an Emma Eames tone of voice:
Скажите, любезный читатель, случалось ли когда-нибудь с вами, чтобы толстая двухсотфунтовая особа, пахнущая сыром и под'Эспанем, брала вас на руки и водила бы носом по вашей шерсти, приговаривая все время:
"Oh, oo's um oodlum, doodlum, woodlum, toodlum, bitsy-witsy skoodlums?"
-- Ути, мой холосенький дусик-пупсик-мусик-кисик-мисик.
From a pedigreed yellow pup I grew up to be an anonymous yellow cur looking like a cross between an Angora cat and a box of lemons.
Из чистокровного желтого щенка я, выросши, превратился в безымянного желтого пса, похожего на помесь ангорского кота с целым ящиком лимонов.
But my mistress never tumbled.
Но моя хозяйка не огорчалась.
She thought that the two primeval pups that Noah chased into the ark were but a collateral branch of my ancestors.
Она твердо верила, что два первобытных щенка, которых Ной загнал себе в ковчег, являлись лишь боковой ветвью моих предков.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...