6#

Ценитель и пьеска. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ценитель и пьеска". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 5  ←предыдущая следующая→ ...

THE DOG AND THE PLAYLET
Ценитель и пьеска
Перевод Н.
Галь.
Usually it is a cold day in July when you can stroll up Broadway in that month and get a story out of the drama.
Гуляя по Бродвею в июле месяце, натолкнуться на сюжет для рассказа можно, как правило, только если день выдался прохладный.
I found one a few breathless, parboiling days ago, and it seems to decide a serious question in art.
А вот мне на днях в самую жару и духоту сюжет подвернулся, да такой, что он, кажется, решает одну из серьезных задач искусства.
There was not a soul left in the city except Hollis and me—and two or three million sunworshippers who remained at desks and counters.
Во всем городе не осталось ни души — только мы с Холлисом да еще миллиона два-три солнцепоклонников, прикованных к канцелярским столам и конторкам.
The elect had fled to seashore, lake, and mountain, and had already begun to draw for additional funds.
Избранные давно бежали на взморье, к озерам или в горы и уже успели поиздержаться.
Every evening Hollis and I prowled about the deserted town searching for coolness in empty cafes, dining-rooms, and roofgardens.
Каждый вечер мы с Холлисом рыскали по обезлюдевшему городу, надеясь обрести прохладу в пустых кафе и закусочных или где-нибудь в саду на крыше.
We knew to the tenth part of a revolution the speed of every electric fan in Gotham, and we followed the swiftest as they varied.
Мы изучили с точностью до десятой доли оборота скорость вращения всех электрических вентиляторов в Нью-Йорке и всякий раз переходили к самому быстрому.
Hollis's fiancee.
Miss Loris Sherman, had been in the Adirondacks, at Lower Saranac Lake, for a month.
Невеста Холлиса, мисс Лорис Шерман, уже месяц как уехала с друзьями в Адирондакские горы, на озеро Нижний Саранак.
In another week he would join her party there.
Через неделю Холлис должен был к ним присоединиться.
In the meantime, he cursed the city cheerfully and optimistically, and sought my society because I suffered him to show me her photograph during the black coffee every time we dined together.
А пока он не унывал, весело поругивал Нью-Йорк и охотно проводил время со мной, потому что я не злился, когда после обеда за черным кофе он всякий раз показывал мне невестину карточку.
My revenge was to read to him my one-act play.
В отместку я читал ему свою одноактную пьесу.
It was one insufferable evening when the overplus of the day's heat was being hurled quiveringly back to the heavens by every surcharged brick and stone and inch of iron in the panting town.
То был невыносимый вечер, над задыхающимся от жары городом дрожало знойное марево; каждый камень и кирпич, каждый дюйм раскаленного за день железа яростно швырял в небеса избыток жара.
But with the cunning of the two-legged beasts we had found an oasis where the hoofs of Apollo's steed had not been allowed to strike.
Но с хитростью, свойственной двуногим, мы отыскали оазис, куда не позволено было ступить копытам Аполлоновых коней.
Our seats were on an ocean of cool, polished oak; the white linen of fifty deserted tables flapped like seagulls in the artificial breeze; a mile away a waiter lingered for a heliographic signal—we might have roared songs there or fought a duel without molestation.
Под ножками наших стульев расстилался прохладный океан полированного дубового паркета; белые полотняные скатерти на полусотне пустынных столиков хлопали крыльями, словно чайки, под дуновением искусственного ветерка; в миле от нас маячил официант, дожидаясь условного знака, — мы вполне могли бы тут без помехи горланить песни или сразиться на дуэли.
Out came Miss Loris's photo with the coffee, and I once more praised the elegant poise of the neck, the extremely low-coiled mass of heavy hair, and the eyes that followed one, like those in an oil painting.
За кофе появилась фотография мисс Лорис, и я в который раз воздал хвалу изящной, стройной шейке, тяжелому узлу необыкновенно густых волос и глазам, которые следят за тобой, словно с писанного маслом портрета.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...