7#

Всадник без головы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Всадник без головы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 451 из 617  ←предыдущая следующая→ ...

The once proud planter stays within doors—pacing from room to room, or around, the enclosed corridor—bending beneath a weight of woe, that has broken down his pride, and threatens to break his heart.
Гордый плантатор не выходит теперь из дому.
Он часами шагает по комнатам и коридорам.
Тяжесть горя сломила его гордость и грозит разбить сердце.
Even strong paternal affection, cruelly bereaved, can scarce account for the groans, oft accompanied by muttered curses, that are heard to issue from his lips!
Однако старика гнетет не только тоска о погибшем сыне; невнятные проклятия, срывающиеся порой с его губ, выдают и другие чувства.
Calhoun rides abroad as of yore; making his appearance only at the hours of eating and sleeping, and not regularly then.
Колхаун все время куда-то уезжает, как и раньше; он появляется, только когда надо садиться за стол или ложиться спать, -- и то не всегда.
For a whole day, and part of a night, he has been absent from the place.
Как-то раз он отсутствовал весь день и почти всю ночь.
No one knows where; no one has the right to inquire.
Никто не знает, где он был; и ни у кого нет права спрашивать его об этом.
Louise confines herself to her own room, though not continuously.
Луиза почти все время проводит в своей комнате.
There are times when she may be seen ascending to the azotea—alone and in silent meditation.
Иногда, правда, она поднимается на асотею и стоит там одна, о чем-то размышляя.
There, nearer to Heaven, she seeks solace for the sorrows that have assailed her upon Earth—the loss of a beloved brother—the fear of losing one far more beloved, though in a different sense—perhaps, a little also, the thought of a scandal already attaching to her name.
Там, под сводом синего неба, ей легче переносить свои страдания -- тоску о погибшем брате, страх потерять любимого и, быть может, неприятные мысли о скандале, уже связанном с ее именем.
Of these three sorrows the second is the strongest.
Последнее меньше всего беспокоит ее.
The last but little troubles her; and the first, for a while keenly felt, is gradually growing calmer.
Больше всего ее волнует страх за любимого; печаль о погибшем брате, такая мучительная вначале, стала понемногу утихать.
But the second—the supreme pain of all—is but strengthened and intensified by time!
Но тревога о возлюбленном с каждым часом становится сильнее.
She knows that Maurice Gerald is shut up within the walls of a prison—the strong walls of a military guard-house.
Луиза знает, что Морис Джеральд заперт в крепких стенах военной гауптвахты.
It is not their strength that dismays her.
On the contrary, she has fears for their weakness!
То, что эти стены неприступны, ее не беспокоит; наоборот, она боится, что они недостаточно крепки.
She has reasons for her apprehension.
Для этого у Луизы есть основания.
She has heard of the rumours that are abroad; rumours of sinister significance.
До нее дошли ужасные слухи.
She has heard talk of a second trial, under the presidency of Judge Lynch and his rude coadjutors—not the same Judge Lynch who officiated in the Alamo, nor all of the same jury; but a court still less scrupulous than that of the Regulators; composed of the ruffianism, that at any hour can be collected within the bounds of a border settlement—especially when proximate to a military post.
Поговаривают о новом суде Линча; на этот раз в качестве судьи выступит не Сэм Мэнли и присяжными будут не "регулярники", а негодяи, не знающие, что такое совесть, которых всегда можно найти в пограничных селениях, особенно вблизи военного поста.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1