6#

Вы что-нибудь чувствуете, когда я прикасаюсь? - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Вы что-нибудь чувствуете, когда я прикасаюсь?". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 828 книг и 2706 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 6 для этой книги)

страница 1 из 3  ←предыдущая следующая→ ...

Robert Sheckley
Роберт Шекли
CAN YOU FEEL ANYTHING WHEN I DO THIS?
Вы что-нибудь чувствуете, когда я прикасаюсь?
It was a middle-class apartment in Forest Hills with all the standard stuff: slash-pine couch by Lady Yogina, strobe reading light over a big Uneasy Chair designed by Sri Somethingorother, bounce-sound projector playing Bloodstream Patterns by Drs.
Molidoff and Yuli.
Квартира на Форест Хиллз была не из фешенебельных.
Как и все квартиры среднего разряда, она была набита всяким хламом, без которого, по представлениям обитателей подобных жилищ она теряла свой имидж: кушетка в стиле леди Йогины, с замысловато изогнутым изголовьем и резными ножками из натуральной сосны; стробоскопическая лампочка над большим и неудобным креслом, изобретенная Шри Как-там-его… ротером; «волшебный» фонарь от доктора Молидорфа и Джули, глухо наигрывающий
«Ритмы потока крови».
There was also the usual microbiotic-food console, set now at Fat Black Andy’s Soul-Food Composition Number Three—hog’s jowls and black-eyed peas.
Там был еще обычный пульт для приготовления микробионической пищи.
Сейчас он установлен в
«Образцовой Пище» черного толстяка Энди, в композиции номер три — свиные грудинки с горохом.
And there was a Murphy Bed of Nails, the Beautyrest Expert Ascetic model with 2000 chrome-plated self-sharpening number-four nails.
А еще там была славная кровать, гостеприимно приглашающая вас в объятия Морфея, вся утыканная гвоздями — опытная модель для приятного отдыха аскета с двумя тысячами хромированных самозатачивающихся гвоздей номер четыре.
In a sentence, the whole place was furnished in a pathetic attempt at last year’s moderne-spirituel fashion.
Короче, один вид этого жилища, обставленного в moderne spirituel[Отвечающий духу современности, модерн (фр.)] стиле прошлого сезона, вызывало умиление.
Inside this apartment, all alone and aching of anomie, was a semi-young housewife, Melisande Durr, who had just stepped out of the voluptuarium, the largest room in the home, with its king-size commode and its sadly ironic bronze lingam and yoni on the wall.
Мелисанда Дарр, хозяйка квартиры, бездумно скользила взглядом по окружающим ее предметам.
Она только что вышла из сладострастиума — большой комнаты, где находился внушительных размеров комод, а на стене красовались нелепые лингам и иони из потускневшей бронзы.
Мелисанда была в том возрасте, когда молодость плавно переходит в зрелость.
She was a pretty girl, with really good legs, sweet hips, pretty stand-up breasts, long soft shiny hair, delicate little face.
Тем не менее она была прехорошенькой: стройные красивые ноги, аппетитные бедра, высокая упругая грудь, мягкие и блестящие волосы, нежное личико.
Nice, very nice.
Одним словом, красивая, очень красивая девушка!
A girl that any man would like to lock onto.
Любой мужчина был бы не прочь сжать такую в своих объятиях.
Once.
Всего один раз.
Maybe even twice.
Ну, может, два.
But definitely not as a regular thing.
Во всяком случае, он не стал бы настаивать на повторении.
Why not?
Почему нет?
Well, to give a recent example:
Да взять хотя бы свежий пример.
“Hey, Sandy, honey, was anything wrong?”
— Сэнди, милая, что-нибудь не так?
“No, Frank, it was marvelous; what made you think anything was wrong?”
— О нет, Фрэнк, все было изумительно — с чего ты взял?
“Well, I guess it was the way you were staring up with a funny look on your face, almost frowning...”
— Знаешь, ты так странно смотрела на меня, каким-то отсутствующим взглядом, почти хмурилась, и я предположил…
“Was I really?
— Правда?
Oh, yes, I remember; I was trying to decide whether to buy one of those cute trompe-l’oeil things that they just got in at Saks, to put on the ceiling.”
Ах да, я и забыла, Я все ломала себе голову, не купить ли к нашему потолку одну из тех милых trompe l'oeil[Создающий иллюзию реальности (фр.)] вещиц, которые только что доставили к Саксу.
“You were thinking about that?
— Ты об этом думала?
Then?”
В такой момент?
“Oh, Frank, you mustn’t worry, it was great, Frank, you were great, I loved it, and I really mean that.”
— О, Фрэнк, не стоит беспокоиться, все было замечательно.
Фрэнк, ты был великолепен, я просто в восторге — мне действительно понравилось.
Frank was Melisande’s husband.
Фрэнк был мужем Мелисанды.
He plays no part in this story and very little part in her life.
В этой истории он не играет никакой роли, как, впрочем, и в ее жизни — ну, разве самую малость.
So there she was, standing in her okay apartment, all beautiful outside and unborn inside, a lovely potential who had never been potentiated, a genuine U.S. untouchable...when the doorbell rang.
Итак, она стояла в своей шикарной квартире, красивая, словно весенний цветок в полной его красе, но внутри она была еще бутоном — прекрасная, пока не проявившая себя возможность, настоящая американская недотрога… как вдруг раздался звонок в дверь.

Для просмотра параллельного текста полностью залогиньтесь или зарегистрируйтесь

скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 1 оценках: 5 из 5 1