5#

Интриганка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Интриганка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 234 из 424  ←предыдущая следующая→ ...

He was the heir apparent to an awesome conglomerate.
Kruger-Brent's empire had expanded to include paper mills, an airline, banks and a chain of hospitals.
Все знали, что он единственный наследник огромного концерна, поглотившего бумагоделательные фабрики, авиакомпанию, банки, заводы, больницы.
Tony learned that a name is a key that opens all doors.
There are clubs and organizations and social cliques where the coin of the realm is not money or influence, but the proper name.
Тони усвоил, что его фамилия – ключ, открывающий любую дверь, служащий пропуском в те круги общества и закрытые клубы, где ни деньги, ни влияние не имеют значения.
Tony was accepted for membership in the Union Club, The Brook and The Links Club.
He was catered to everywhere he went, but he felt like an imposter.
He had done nothing to deserve any of it.
He was in the giant shadow of his grandfather, and he felt he was constantly being measured against him.
Тони принимали везде, но он повсюду чувствовал себя чужаком, ничем не заслужившим подобную честь, тенью своего великого деда, и воображал, что их постоянно сравнивают, и выводы явно не в пользу внука.
It was unfair, for there were no more mine fields to crawl over, no guards shooting at him, no sharks threatening him.
Но ведь это несправедливо, не Тони виноват в том, что ему не пришлось ползти через минные поля, скрываться от охранников и отбиваться от акул.
The ancient tales of derring-do had nothing to do with Tony.
Старые сказки и семейные предания не имели с ним ничего общего.
They belonged to a past century, another time, another place, heroic acts committed by a stranger.
Все это давно прошло, принадлежит прошлому веку, иному времени, другому месту, и героические деяния, совершенные никогда не виденным человеком, Тони не трогали.
Tony worked twice as hard as anyone else at Kruger-Brent, Ltd.
He drove himself mercilessly, trying to rid himself of memories too searing to bear.
Он работал в два раза больше, чем остальные служащие
«Крюгер-Брент», немилосердно изводил себя, пытаясь избавиться от разрывающих душу воспоминаний.
He wrote to Dominique, but his letters
were returned unopened.
Письма к Доминик возвращались невскрытыми.
He telephoned Maitre Cantal, but Dominique no longer
modeled at the school.
Тони позвонил мэтру Канталю, но тот ответил, что Доминик больше не работает в школе.
She had disappeared.
Она исчезла.
Tony handled his job expertly and methodically, with neither passion nor love, and if he
felt a deep emptiness inside himself, no one suspected it.
Тони усердно трудился и неплохо справлялся со своими обязанностями, выполнял работу методично и скрупулезно.
Если он и ощущал глубокую опустошенность, то внешне никак не показывал этого.
Not even Kate.
Никому.
Даже Кейт.
She received weekly reports on Tony, and she was pleased with them.
"He has a natural aptitude for business," she told Brad Rogers.
Она получала еженедельные доклады о Тони и была очень довольна, а как-то даже заметила Брэду Роджерсу, что у сына природные способности бизнесмена.
To Kate, the long hours her son worked were proof of how much he loved what he was doing.
Долгие часы, проводимые Тони за работой, служили для нее доказательством его любви к делу.
When Kate thought of how Tony had almost thrown his future away, she shuddered and was grateful she had saved him.
Вспоминая о том, как сын чуть было не выбросил на ветер свое будущее, Кейт вздрагивала и который раз благословляла небо за то, что ей удалось его спасти.
In 1948 the Nationalist Party was in full power in South Africa, with segregation in all
public places.
В 1948 году к власти в Южной Африке пришла националистическая партия.
Петля сегрегации захлестнула страну.
Migration was strictly controlled, and families were split up to suit the convenience of the government.
Свобода передвижения строго ограничивалась, членов семей разлучали по воле правительства.
Every black man had to carry a bewy-shoek, and it was more than a pass, it was a Lifeline, his birth certificate, his work permit, his tax receipt.
It regulated his movements and his life.
Каждый цветной обязан был иметь при себе удостоверение личности, служащее не только пропуском: это был спасательный круг, свидетельство о рождении, разрешение на работу, квитанция об уплате налогов, документ, контролирующий всю его жизнь.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1