5#

Интриганка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Интриганка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 633 книги и 1879 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 337 из 424  ←предыдущая следующая→ ...

With Eve's careful coaching, George was able to play skillfully on Alexandra's every emotion.
George knew Alexandra's fears, her fantasies, her passions and aversions, and
he was always there, ready to give her exactly what she needed, He knew what made
her laugh, and what made her cry.
Меллис, во всем следуя наставлениям Ив, предупреждал каждое желание Александры, знал каждую мелочь о ее страхах, мечтах, фантазиях, друзьях и врагах и всегда был рядом, готовый дать все, в чем она нуждалась, умел заставить ее смеяться и плакать.
Alexandra was thrilled by his lovemaking, but George found it frustrating.
Александра любила Меллиса, отдалась ему вся, целиком, душой и телом, но у Джорджа их отношения, особенно в постели, вызывали лишь злость и раздражение.
When he was in bed with Alexandra, listening to her animal cries, her excitement aroused him to a fever pitch.
Слушая гортанные животные вскрики, издаваемые Александрой в минуты любви, Джордж задыхался от возбуждения.
He
wanted to savage her, make her scream for mercy so he could have his own relief.
Как ему хотелось насиловать ее, бить, заставить рыдать, умолять о пощаде – только так он сможет получить удовлетворение.
But
he knew if he did that he would destroy everything.
Но Джордж знал – тогда все пропало.
His frustration kept growing.
Злоба его росла.
The more they made love, the more he grew to despise Alexandra.
Чем больше времени они проводили в постели, тем больше Меллис ненавидел и презирал Александру.
There were certain places where George Mellis could find satisfaction, but he knew he had to be cautious.
Конечно, были такие места, где Меллис мог получить все, что желал, но приходилось принимать меры предосторожности.
Late at night he haunted anonymous singles' bars and gay discos, and he picked up lonely widows looking for an evening's comfort, gay boys hungry for love, prostitutes hungry for money.
Лишь поздно ночью осмеливался он посещать бары для одиночек, дискотеки и клубы гомосексуалистов, знакомился с одинокими вдовами, ищущими развлечений, мальчишками-"голубыми", жадными до любви, и проститутками обоего пола, готовыми на все за деньги.
George took them to a series of seedy hotels on the West Side, in the Bowery and in Greenwich Village.
He never returned to the same hotel twice, nor would he have been welcomed back.
His sexual partners usually were found either unconscious or semiconscious, their bodies battered and sometimes covered with cigarette burns.
Меллис водил их в убогие отели Вест-Сайда, Бауэри и Гринич-Виллидж, но никогда не возвращался дважды в одно и то же место, правда, вряд ли его там встретили бы с радостью: партнеров этого красавца обычно находили в бессознательном состоянии, избитыми до полусмерти, а иногда и покрытых сигаретными ожогами.
George avoided masochists.
Джордж не терпел мазохистов.
They enjoyed the pain he inflicted, and that took away his
pleasure.
Они наслаждались болью, которую он причинял, и это не доставляло никакого удовлетворения.
No, he had to hear them scream and beg for mercy, as his father had made him scream and beg for mercy when George was a small boy.
Нет, Меллису было необходимо слышать вопли этих тварей, молящих о пощаде и милосердии.
Точно так же поступал его собственный отец, когда Джордж был еще совсем мальчишкой.
His punishments for the smallest infractions were beatings that often left him unconscious.
Он избивал сына за малейшие провинности, так что тот потом часами лежал в бреду.
When George was eight years old and his father caught him and a neighbor's son naked together, George's father beat him until the blood ran from his ears and nose, and to make sure the boy never sinned again, his father pressed a lighted cigar to George's penis.
Когда отец застал восьмилетнего Джорджа с соседским парнишкой, совершенно голых, он бил сына до тех пор, пока у того не полилась кровь из носа и ушей.
Желая навсегда отучить сына грешить, отец прижал зажженную сигару к пенису Джорджа.
The scar healed, but the deeper scar inside festered.
Рана зарубцевалась, но шрам глубоко в душе продолжал гноиться.
George Mellis had the wild, passionate nature of his Hellenic ancestors.
He could not
bear the thought of being controlled by anyone.
Меллис унаследовал буйный необузданный характер своих греческих предков, и сама мысль о том, что придется кому-либо подчиняться, была непереносимой.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1