5#

Интриганка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Интриганка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 90 из 424  ←предыдущая следующая→ ...

Love was a wonderful new country to be explored.
A sensual land of hidden valleys and exciting dales and glens and rivers of honey.
С каждой минутой она открывала новые чудеса в неведомой стране, именуемой
«Любовь», где так много скрытых долин страсти, ручьев и источников жгучих ласк, полных меда и обожания.
She could not get enough of it.
Маргарет пила и не могла насытиться.
In the vast sweep of the countryside, it was easy to find isolated places where they could make love, and each time for Margaret was as exciting as the first time.
Среди полей и лугов так легко можно было найти уединенное местечко и любить друг друга, и каждое свидание доставляло Маргарет такое же счастье, как тогда, впервые, под тенистым баобабом.
The old guilt about her father haunted her.
Только вина перед отцом терзала ее.
Salomon van der Merwe was an elder of the Dutch Reformed Church, and Margaret knew if he ever found out what she was doing,
there would be no forgiveness.
Соломон ван дер Мерв был старейшиной голландской реформистской церкви, и Маргарет знала, если отец убедится, что дочь согрешила, – ей не будет прощения.
Even in the rough frontier community where they lived, where men took their pleasures where they found them, there would be no understanding.
Даже в этом неотесанном обществе, на краю земли, где они жили и где мужчины довольствовались жалкими купленными ласками, никто не понял бы подобного поведения.
There were only two kinds of women in the world—nice girls and whores—and a nice girl did not let a man touch her unless she was married to him.
В мире существовало два вида женщин – порядочные и шлюхи, а приличная девушка не позволила бы до замужества прикоснуться к себе.
So she would be labeled a whore.
Значит, ее ославили бы и посчитали развратницей.
It's so unfair, she thought.
Какая несправедливость!
The giving and taking of love is too beautiful to be evil.
Ведь это так прекрасно – отдавать и принимать любовь, здесь не может быть греха!
But her growing concern finally made Margaret bring up the subject of marriage.
Но все возрастающее беспокойство, сознание того, что она совершает что-то недозволенное, заставило Маргарет наконец заговорить о свадьбе.
They were driving along the Vaal River when Margaret spoke.
Они ехали вдоль берега реки Ваал, и Маргарет решилась:
"Ian, you know how much I—" She did not know how to go on.
– Йан, ты знаешь, как я...
Слова застревали в горле, язык отказывался повиноваться.
'That is, you and I—" In desperation she blurted out,
– Ты...
Я... и ты...
"How do you feel about marriage?"
Как ты относишься к женитьбе? – в отчаянии выпалила она.
Jamie laughed.
"I'm all for it, Margaret.
I'm all for it."
– Прекрасно, Маргарет.
Прекрасно отношусь, – засмеялся он.
She joined him in his laughter.
Маргарет тоже рассмеялась.
It was the happiest moment of her fife.
Этот момент был самым счастливым в ее жизни.
* * *
On Sunday morning, Salomon van der Merwe invited Jamie to accompany him and Margaret to church.
В воскресенье утром Соломон ван дер Мерв пригласил Джейми сопровождать его и Маргарет в церковь.
The Nederduits Hervormde Kerk was a large, impressive building done in bas-
tard Gothic, with the pulpit at one end and a huge organ at the other.
Голландская реформистская кирха оказалась большим внушительным зданием псевдоготического стиля, с кафедрой проповедника в одном конце зала и огромным органом – в другом.
When they walked in the door, Van der Merwe was greeted with great respect.
Завидев в дверях ван дер Мерва, прихожане почтительно приветствовали его.
"I helped build this church," he told Jamie proudly.
"I'm a deacon here."
– Я помогал строить эту церковь, – гордо объявил он Джейми, – и исправляю здесь должность дьякона.
The service was brimstone and hellfire, and Van der Merwe sat there, rapt, nodding eagerly, accepting the minister's every word.
Проповедник стращал свою паству адским огнем и вечными муками, а ван дер Мерв зачарованно внимал каждому слову, непрерывно кивая.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1