5#

Под стягом победным. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Под стягом победным". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 106 из 197  ←предыдущая следующая→ ...

Her brother's triumphs might well occupy her mind to the exclusion of everything else, and Hornblower feared that when at last he should reach England she would be far too great a lady to pay him any attention at all.
Успехи брата могут заслонить от нее все остальное и Хорнблауэр опасался, что к его возвращению она будет слишком высокой особой, чтоб обращать на него внимание.
The thought irked him.
Мысль эта раздражала.
He went to bed in a peculiarly sober mood, his mind busy with problems of the most varying nature — from speculations about the approaching fall of the French Empire to calculations regarding the voyage down the Loire which he was about to attempt.
Он пошел спать странно отрезвленный, прокручивая в голове множество самых разных мыслей — от возможного крушения французской империи, до того, как организовать побег по Луаре.
Lying awake, long after midnight, he heard his bedroom door quietly open and close; he lay rigid, instantly, conscious of a feeling of faint distaste at this reminder of the intrigue which he was conducting under a hospitable roof.
Лежа без сна, сильно заполночь, он услышал, как тихо отворяется дверь спальни; он напрягся от неприятного напоминания о постыдной интрижке, которую завел под гостеприимным кровом.
Very gently, the curtains of his bed were drawn open, and in the darkness he could see, through half opened eyes, a shadowy ghost bending over him.
Тихо-тихо раздвинулся полог над кроватью, и сквозь полуприкрытые глаза он увидел в темноте склонившуюся над ним призрачную фигуру.
A gentle hand found his cheek and stroked it; he could no longer sham sleep, and he pretended to wake with a start.
Нежная рука нашла его щеку и погладила, он не мог дольше притворяться спящим и сделал вид, что пробудился внезапно.
"It is Marie,
'Oratio," said a voice, softly.
— Орацио, это Мари, — сказал ласковый голос.
"Yes," said Hornblower.
— Да, — отвечал Хорнблауэр.
He did not know what he should say or do — for that matter he did not know what he wanted.
Он не знал, что говорить и что делать — он даже не знал, чего хочет.
Mostly he was conscious of Marie's imprudence in thus coming to his room, risking discovery and imperilling everything.
Главное, что он сознавал: Мари нельзя было приходить к нему, рискуя, что их разоблачат, рискуя всем.
He shut his eyes as though still sleepy, to gain time for consideration; the hand ceased to stroke his cheek.
Чтобы выиграть время, он закрыл глаза, будто не до конца проснулся — рука с его щеки убралась.
Hornblower waited for a second or two more, and was astonished to hear the slight click of the latch of the door again.
Он выждал еще секунду или две, и с изумлением услышал легкое щелканье задвижки.
He sat up with a jerk.
Он резко сел.
Marie had gone, as silently as she had come.
Мари ушла так же тихо, как появилась.
Hornblower continued to sit up, puzzling over the incident, but he could make nothing of it.
Хорнблауэр сидел в растерянности, но поделать ничего не мог.
Certainly he was not going to run any risks by going to seek Marie in her room and asking for explanations; he lay down again to think about it, and this time, with its usual capriciousness, sleep surprised him in the midst of his speculations, and he slept soundly until Brown brought him his breakfast coffee.
Он не собирался рисковать, идя к Мари за объяснениями, он откинулся на подушку, чтобы все обдумать, и сон, непредсказуемый, как обычно, сморил его на середине размышлений.
Он спал крепко и проснулся, только когда Браун принес утренний кофе.
скачать в HTML/PDF
share