6#

Доктор Живаго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Доктор Живаго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 126 из 600  ←предыдущая следующая→ ...

It was a quiet night.
Была тихая ночь.
Gordon and Zhivago lay facing each other on benches against the two opposite walls.
Гордон и Живаго лежали друг против друга на лавках у двух противоположных стен.
Between them was the dinner table and a long, narrow window stretching from wall to wall.
Между ними был обеденный стол и длинное, узенькое, от стены к стене тянувшееся окно.
The room was overheated and filled with tobacco smoke.
В комнате было жарко натоплено и накурено.
They opened the two end casements and breathed in the autumnal freshness of the night, which covered the glass with sweat.
Они открыли в окне две крайние оконницы и вдыхали ночную осеннюю свежесть, от которой потели стекла.
As usual, they were talking, just as they had all those days and nights.
По обыкновению они разговаривали, как все эти дни и ночи.
As always, there was a pink glow on the horizon in the direction of the front, and when, into the steady growl of gunfire, which never ceased for a moment, there fell deeper, separately distinct and weighty blows, which seemed to shift the ground in the distance slightly to one side, Zhivago broke off the conversation out of respect for the sound, held the pause, and said:
Как всегда, розовато пламенел горизонт в стороне фронта, и когда в ровную, ни на минуту не прекращавшуюся воркотню обстрела падали более низкие, отдельно отличимые и увесистые удары, как бы сдвигавшие почву чуть-чуть в сторону, Живаго прерывал разговор из уважения к звуку, выдерживал паузу и говорил:
“That’s Bertha, a German sixteen-incher, there’s a ton of weight in the little thing,” and then went on with the conversation, forgetting what they had been talking about.
– Это «берта», немецкое шестнадцатидюймовое, в шестьдесят пудов весом штучка, – и потом возобновлял беседу, забывая, о чем был разговор.
“What’s that smell all the time in the village?” asked Gordon.
“I noticed it the first day.
– Чем это так все время пахнет в деревне? – спрашивал Гордон. – Я с первого дня заметил.
Such a sickly sweet, cloying smell.
Так слащаво-приторно и противно.
Like mice.”
Как мышами.
“Ah, I know what you mean.
– А, я знаю, о чем ты.
It’s hemp.
Это – конопля.
There are a lot of hemp fields here.
Тут много конопляников.
Hemp by itself gives off an oppressive and obnoxious smell of carrion.
Конопля сама по себе издает томящий и назойливый запах падали.
Besides, in a zone of military action, when men are killed in a hemp field, they go unnoticed for a long time and begin to rot.
Кроме того, в районе военных действий, когда в коноплю заваливаются убитые, они долго остаются необнаруженными и разлагаются.
There’s a putrid smell all over the place, it’s only natural.
Трупный запах очень распространен здесь, это естественно.
Another Bertha.
Опять «берта».
Hear it?”
Ты слышишь?
In the course of those days they discussed everything in the world.
В течение этих дней они переговорили обо всем на свете.
Gordon knew his friend’s thoughts about the war and the spirit of the time.
Гордон знал мысли приятеля о войне и о духе времени.
Yuri Andreevich told him how hard it was to get used to the bloody logic of mutual destruction, to the sight of the wounded, especially to the horrors of some modern wounds, to the mutilated survivors that present-day technology turned into hunks of disfigured flesh.
Юрий Андреевич рассказал ему, с каким трудом он привыкал к кровавой логике взаимоистребления, к виду раненых, в особенности к ужасам некоторых современных ранений, к изуродованным выживающим, превращенным нынешнею техникой боя в куски обезображенного мяса.
скачать в HTML/PDF
share