6#

Доктор Живаго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Доктор Живаго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2612 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 139 из 600  ←предыдущая следующая→ ...

“A strange, curious man,” she thought.
Странный любопытный человек, думала она.
“Young and unfriendly.
Молодой и нелюбезный.
Snub-nosed, and you couldn’t call him very handsome.
Курносый и нельзя сказать, чтобы очень красивый.
But intelligent in the best sense of the word, with an alive, winning mind.
Но умный в лучшем смысле слова, с живым, подкупающим умом.
But that’s not the point.
Но дело не в этом.
The point is that I must quickly finish my obligations here and get transferred to Moscow, closer to Katenka.
А дело в том, что надо поскорее заканчивать свои обязанности здесь и переводиться в Москву, поближе к Катеньке.
And in Moscow I must apply to be discharged as a nurse and go back home to Yuriatin, to my work at the school.
А в Москве надо подавать на увольнение из сестер милосердия и возвращаться к себе в Юрятин на службу в гимназии.
It’s all clear about poor Patulechka, there’s no hope, and so there’s no more need to stay on as a heroine of the battlefield, the whole thing was cooked up for the sake of finding him.”
Ведь про бедного Патулечку все ясно, никакой надежды, тогда больше не к чему и оставаться в полевых героинях, ради его розысков только и было это нагорожено.
How is it there with Katenka now?
Что теперь там с Катенькой!
Poor little orphan (here she began to cry).
Бедная сиротка (тут она принималась плакать).
Some very sharp changes have been noticeable recently.
Замечаются очень резкие перемены в последнее время.
Not long ago there was a sacred duty to the motherland, military valor, lofty social feelings.
Недавно были святы долг перед родиной, военная доблесть, высокие общественные чувства.
But the war is lost, that’s the main calamity, and all the rest comes from that, everything is dethroned, nothing is sacred.
Но война проиграна, это – главное бедствие, и от этого все остальное, все развенчано, ничто не свято.
Suddenly everything has changed, the tone, the air; you don’t know how to think or whom to listen to.
Вдруг все переменилось, тон, воздух, неизвестно как думать и кого слушаться.
As if you’ve been led all your life like a little child, and suddenly you’re let out—go, learn to walk by yourself.
Словно водили всю жизнь за руку, как маленькую, и вдруг выпустили, учись ходить сама.
And there’s no one around, no family, no authority.
И никого кругом, ни близких, ни авторитетов.
Then you’d like to trust the main thing, the force of life, or beauty, or truth, so that it’s them and not the overturned human principles that guide you, fully and without regret, more fully than it used to be in that peaceful, habitual life that has gone down and been abolished.
Тогда хочется довериться самому главному, силе жизни или красоте или правде, чтобы они, а не опрокинутые человеческие установления управляли тобой, полно и без сожаления, полнее, чем бывало в мирной привычной жизни, закатившейся и упраздненной.
But in her case—Lara would catch herself in time—this purpose, this unconditional thing will be Katenka.
Но в ее случае, вовремя спохватилась Лара, такой целью и безусловностью будет Катенька.
Now, without Patulechka, Lara is only a mother and will give all her forces to Katenka, the poor little orphan.
Теперь, без Патулечки, Лара только мать и отдаст все силы Катеньке, бедной сиротке.
Yuri Andreevich learned from a letter that Gordon and Dudorov had released his book without his permission, that it had been praised and a great literary future was prophesied for him, and that it was very interesting and alarming in Moscow now, the latent vexation of the lower classes was growing, we were on the eve of something important, serious political events were approaching.
Юрию Андреевичу писали, что Гордон и Дудоров без его разрешения выпустили его книжку, что ее хвалят и пророчат ему большую литературную будущность и что в Москве сейчас очень интересно и тревожно, нарастает глухое раздражение низов, мы накануне чего-то важного, близятся серьезные политические события.
скачать в HTML/PDF
share