6#

Доктор Живаго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Доктор Живаго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 795 книг и 2391 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 344 из 600  ←предыдущая следующая→ ...

Behind the little window, in an empty little room without furniture and with almost no sign of goods, unless one counted several rounds of wax piled one on top of the other, deals in the thousands for mastic, wax, and candles were concluded by no one knew what agents of a candle millionaire who lived no one knew where.
За оконцем в пустой комнатке без мебели и почти без признаков товара, если не считать нескольких наложенных один на другой вощаных кругов, совершались тысячные сделки на мастику, воск и свечи неведомыми доверенными неведомо где проживавшего свечного миллионера.
Here, in the middle of the shop-lined street, was the big colonial shop of the Galuzins with its three-window façade.
Здесь в середине уличного ряда находилась большая, в три окна, колониальная лавка Галузиных.
In it the splintery, unpainted floor was swept three times a day with the used leaves of the tea which the shopkeepers and owner drank without moderation all day long.
В ней три раза в день подметали щепящийся некрашеный пол спитым чаем, который пили без меры весь день приказчики и хозяин.
Here the owner’s young wife had often and willingly kept the till.
Здесь молодая хозяйка охотно и часто сиживала за кассой.
Her favorite color was purple, violet, the color of especially solemn church vestments, the color of unopened lilacs, the color of her best velvet dress, the color of her wineglasses.
Любимый ее цвет был лиловый, фиолетовый, цвет церковного, особо торжественного облачения, цвет нераспустившейся сирени, цвет лучшего бархатного ее платья, цвет ее столового винного стекла.
The color of happiness, the color of memories, the color of the long-vanished maidenhood of prerevolutionary Russia also seemed to her to be pale lilac.
Цвет счастья, цвет воспоминаний, цвет закатившегося дореволюционного девичества России казался ей тоже светло-сиреневым.
And she liked keeping the till at the shop, because the violet dusk of the premises, fragrant with starch, sugar, and deep purple black-currant candies in their glass jar, matched her favorite color.
И она любила сидеть в лавке за кассой, потому что благоухавший крахмалом, сахаром и темно-лиловой черносмородинной карамелью в стеклянной банке фиолетовый сумрак помещения подходил под ее излюбленный цвет.
Here, at the corner, next to the lumberyard, stood an old, gray, two-story wooden house, sagging on four sides like a secondhand coach.
Здесь на углу, рядом с лесным складом стоял старый, рассевшийся на четыре стороны, как подержанный рыдван, двухэтажный дом из серого теса.
It consisted of four apartments.
Он состоял из четырех квартир.
There were two entrances to them, at either end of the façade.
В них было два входа, по обоим углам фасада.
The left half of the ground floor was occupied by Zalkind’s pharmacy, the right by a notary’s office.
Левую половину низа занимал аптекарский магазин Залкинда, правую – контора нотариуса.
Over the pharmacy lived old Shmulevich, a ladies’ tailor, with his numerous family.
Над аптекарским магазином проживал старый многосемейный дамский портной Шмулевич.
Across from the tailor, over the notary, huddled many tenants, whose professions were announced on the signs and plaques that covered the whole front door.
Против портного, над нотариусом, ютилось много квартирантов, о профессиях которых говорили покрывавшие всю входную дверь вывески и таблички.
Here watches were repaired and a cobbler took in orders.
Здесь производилась починка часов и принимал заказы сапожник.
Here the partners Zhuk and Shtrodakh kept a photography studio, here were the premises of the engraver Kaminsky.
Здесь держали фотографию компаньоны Жук и Штродах, здесь помещалась гравировальня Каминского.
In view of the crowdedness of the overfilled apartment, the photographers’ young assistants, the retoucher Senya Magidson and the student Blazhein, built themselves a sort of laboratory in the yard, in the front office of the woodshed.
Ввиду тесноты переполненной квартиры молодые помощники фотографов, ретушер Сеня Магидсон и студент Блажеин, соорудили себе род лаборатории во дворе, в проходной конторке дровяного сарая.
скачать в HTML/PDF
share