6#

Доктор Живаго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Доктор Живаго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 814 книг и 2612 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 483 из 600  ←предыдущая следующая→ ...

And meanwhile—here, catch!”
And he poured out on the floor a heap of Liberius’s old toys from the cold storeroom, broken or intact, building blocks, cars, railroad engines, and pieces of ruled cardboard, colored and with numbers in the squares, for games with chips and dice.
А пока на вот, лови. – И он валил в кучу на пол старые Ливериевы игрушки из выхоложенной кладовой, целые и поломанные, кирпичики и кубики, вагоны и паровозы и разграфленные на клетки, разрисованные и размеченные цифрами куски картона к играм с фишками и игральными костями.
“Well, how can you, Yuri Andreevich!”
Katenka became offended like a grown-up.
“It’s all somebody else’s.
– Ну, что вы, Юрий Андреевич, – как взрослая обижалась Катенька. – Это все чужое.
And for little kids.
И для маленьких.
And I’m big.”
А я большая.
But a minute later she was settled comfortably in the middle of the rug, and under her hands the toys of all sorts turned into building materials, from which Katenka constructed a home for her doll Ninka, brought with her from town, with greater sense and more permanence than those strange, changing shelters she was dragged through.
А через минуту она усаживалась поудобнее на середину ковра, и под ее руками игрушки всех видов сплошь превращались в строительный материал, из которого Катенька воздвигала привезенной из города кукле Нинке жилище куда с большим смыслом и более постоянное, чем те чужие меняющиеся пристанища, по которым ее таскали.
“What domestic instinct, what ineradicable striving for a nest and order!” said Larissa Fyodorovna, watching her daughter’s play from the kitchen.
“Children are unconstrainedly sincere and not ashamed of the truth, while we, from fear of seeming backward, are ready to betray what’s most dear, to praise the repulsive, and to say yes to the incomprehensible.”
– Какой инстинкт домовитости, неистребимое влечение к гнезду и порядку! – говорила Лариса Федоровна, из кухни наблюдая игру дочери. – Дети искренни без стеснения и не стыдятся правды, а мы из боязни показаться отсталыми готовы предать самое дорогое, хвалим отталкивающее и поддакиваем непонятному.
“The tub’s been found,” the doctor interrupted, coming in with it from the dark front hall.
“In fact, it wasn’t in the right place.
– Нашлось корыто, – входя с ним из темных сеней, прерывал доктор. – Действительно не на месте было.
It’s been sitting on the floor under a leak in the ceiling, evidently since autumn.”
На полу под протекавшим потолком, с осени, видно, стояло.
7
7
For dinner, prepared for three days ahead from their freshly started provisions, Larissa Fyodorovna served unheard-of things—potato soup and roast lamb with potatoes.
На обед, изготовленный впрок на три дня из свеженачатых запасов, Лариса Федоровна подала вещи небывалые: картофельный суп и жареную баранину с картошкой.
Katenka relished it, could not eat enough, laughed merrily and frolicked, and then, full and languid from the heat, covered herself with her mother’s plaid and fell fast asleep on the sofa.
Разлакомившаяся Катенька не могла накушаться, заливалась смехом и шалила, а потом, наевшись и разомлев от тепла, укрылась маминым пледом и сладко уснула на диване.
Larissa Fyodorovna, straight from the stove, tired, sweaty, half asleep like her daughter, and satisfied with the impression produced by her cooking, was in no rush to clear the table and sat down to rest.
Лариса Федоровна, прямо от плиты, усталая, потная, полусонная, как дочь, и удовлетворенная впечатлением, произведенным ее стряпнею, не торопилась убирать со стола и присела отдохнуть.
Having made sure that the girl was asleep, she said, leaning her breast on the table and propping her head with her hand:
Убедившись, что девочка спит, она говорила, навалившись грудью на стол и подперши голову рукою:
“I’d spare no strength and I’d find happiness in it, if only I knew that it’s not in vain and is leading to some goal.
– Я бы сил не щадила и в этом находила бы счастье, только бы знать, что это не попусту и ведет к какой-то цели.
скачать в HTML/PDF
share