6#

Доктор Живаго. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Доктор Живаго". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 98 из 600  ←предыдущая следующая→ ...

And there’s so much trouble ahead!
А сколько еще хлопот впереди!
You don’t get patted on the head for such things.
Ведь за это по головке не погладят.
The law never naps.
Закон не дремлет.
It’s still night and less than two hours since the incident took place, but the police had already come twice, and Komarovsky had gone to the kitchen to have a talk with the police officer and settle it all.
Еще ночь и не прошло двух часов с той минуты, как разыгралась эта история, а уже два раза являлись из полиции, и Комаровский выходил на кухню для объяснения с околоточным и все улаживал.
And the further it goes, the more complicated it will get.
А чем дальше, тем все будет сложнее.
They’ll demand proof that Lara was aiming at him and not at Kornakov.
Потребуются доказательства, что Лара целилась в него, а не в Корнакова.
But things won’t end there.
Но и этим дело не ограничится.
Part of the responsibility will be taken off Lara, but she will be liable to prosecution for the rest.
Часть ответственности будет с Лары снята, но она будет подлежать судебному преследованию за оставшуюся часть.
Naturally, he will do everything in his power to prevent that, and if proceedings are started, he will obtain findings from psychiatric experts that Lara was not answerable at the moment of the shooting, and have the case dropped.
Разумеется, он всеми силами этому воспрепятствует, а если дело будет возбуждено, достанет заключение психиатрической экспертизы о невменяемости Лары в момент совершения покушения и добьется прекращения дела.
After these thoughts Komarovsky began to calm down.
За этими мыслями Комаровский стал успокаиваться.
The night was over.
Ночь прошла.
Streaks of light began to dart from room to room, peeking under the tables and sofas like thieves or pawnshop appraisers.
Полосы света стали шнырять из комнаты в комнату, заглядывая под столы и диваны, как воры или ломбардные оценщики.
Having stopped at the bedroom and learned that Lara was no better, Komarovsky left the Sventitskys’ and went to see a lady of his acquaintance, Rufina Onisimovna Voit-Voitkovskaya, a lawyer and the wife of a political émigré.
Наведавшись в спальню и удостоверившись, что Ларе не стало лучше, Комаровский от Свентицких поехал к своей знакомой, юристке и жене политического эмигранта Руфине Онисимовне Войт-Войтковской.
Her eight-room apartment now exceeded her needs and was beyond her means.
Квартира в восемь комнат была теперь выше ее потребностей и ей не по средствам.
She rented out two rooms.
Она сдавала внаймы две комнаты.
One of them had recently been vacated, and Komarovsky took it for Lara.
Одну из них, недавно освободившуюся, Комаровский снял для Лары.
A few hours later Lara was transported there with a high temperature and half-conscious.
Через несколько часов Лару перевезли туда в лихорадочном жару и полуобморочном состоянии.
She had brain fever.
У нее была нервная горячка.
2
2
Rufina Onisimovna was a progressive woman, the enemy of prejudice, the well-wisher, as she thought and expressed it, of all that was “positive and viable” around her.
Руфина Онисимовна была передовой женщиной, врагом предрассудков, доброжелательницей всего, как она думала и выражалась, «положительного и жизнеспособного».
On her chest of drawers lay a copy of the Erfurt Program with a dedication by the author.
У нее на комоде лежал экземпляр Эрфуртской программы с надписью составителя.
скачать в HTML/PDF
share