6#

Исповедь юмориста. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Исповедь юмориста". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 662 книги и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)
  • pun - 13 апреля

страница 1 из 10  ←предыдущая следующая→ ...

CONFESSIONS OF A HUMORIST
Исповедь юмориста
Перевод М.
Лорие.
There was a painless stage of incubation that lasted twenty-five years, and then it broke out on me, and people said I was It.
Инкубационный период длился, не причиняя мне беспокойства, двадцать пять лет, а затем появилась сыпь, и окружающие поставили диагноз.
But they called it humor instead of measles.
Только они назвали болезнь не корью, а чувством юмора.
The employees in the store bought a silver inkstand for the senior partner on his fiftieth birthday.
Когда старшему компаньону фирмы исполнилось пятьдесят лет, мы, служащие, преподнесли ему серебряную чернильницу.
We crowded into his private office to present it.
Церемония эта происходила в его кабинете.
I had been selected for spokesman, and I made a little speech that I had been preparing for a week.
Произнести поздравительную речь было поручено мне, и я старательно готовил ее целую неделю.
It made a hit.
Моя коротенькая речь произвела фурор.
It was full of puns and epigrams and funny twists that brought down the house—which was a very solid one in the wholesale hardware line.
Она была пересыпана веселыми намеками, остротами и каламбурами, которые имели бешеный успех.
Old Marlowe himself actually grinned, and the employees took their cue and roared.
Сам старик Марлоу — глава солидного торгового дома
«Оптовая продажа посудных и скобяных товаров» — снизошел до улыбки, а служащие, прочтя в этой улыбке поощрение, хохотали до упаду.
My reputation as a humorist dates from half-past nine o'clock on that morning.
Вот с этого-то утра за мною и утвердилась репутация юмориста.
For weeks afterward my fellow clerks fanned the flame of my self-esteem.
Сослуживцы неустанно раздували пламя моего самомнения.
One by one they came to me, saying what an awfully clever speech that was, old man, and carefully explained to me the point of each one of my jokes.
Один за другим они подходили к моей конторке, уверяли, что я произнес замечательную речь, и прилежно растолковывали мне, чем именно была смешна каждая из моих шуток.
Gradually I found that I was expected to keep it up.
Выяснилось, что я должен продолжать в том же духе.
Others might speak sanely on business matters and the day's topics, but from me something gamesome and airy was required.
Другим разрешалось вести нормальные разговоры о делах и о погоде, от меня же по всякому поводу ожидали замечаний игривых и легкомысленных.
I was expected to crack jokes about the crockery and lighten up the granite ware with persiflage.
Мне полагалось сочинять эпиграммы на глиняные миски и зубоскалить по поводу эмалированных кастрюль.
I was second bookkeeper, and if I failed to show up a balance sheet without something comic about the footings or could find no cause for laughter in an invoice of plows, the other clerks were disappointed.
Я занимал должность младшего бухгалтера, и товарищи мои бывали разочарованы, если я не обнаруживал повода для смеха в подсчитанной мною колонке цифр или в накладной на плуги.
By degrees my fame spread, and I became a local "character."
Постепенно слава обо мне разнеслась, и я стал «фигурой».
Our town was small enough to make this possible.
Наш городок был для этого достаточно мал.
The daily newspaper quoted me.
Меня цитировали в местной газете.
At social gatherings I was indispensable.
Без меня не обходилось ни одно сборище.
I believe I did possess considerable wit and a facility for quick and spontaneous repartee.
Я, очевидно, и в самом деле был от природы наделен некоторой долей остроумия и находчивости.
This gift I cultivated and improved by practice.
Эти свойства я развивал постоянной тренировкой.
And the nature of it was kindly and genial, not running to sarcasm or offending others.
Шутки мои, надо сказать, носили безобидный характер, в них не было язвительности, они не ранили.
People began to smile when they saw me coming, and by the time we had met I generally had the word ready to broaden the smile into a laugh.
Еще издали завидев меня, встречные начинали улыбаться, а к тому времени, когда мы сходились, у меня обычно была готова фраза, от которой улыбка их разрешалась смехом.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...