6#

Поющие в терновнике. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Поющие в терновнике". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 49 для этой книги)

страница 1 из 643  ←предыдущая следующая→ ...

Colleen McCullough
Колин Макколоу Поющие в терновнике
There is a legend about a bird which sings just once in its life, more sweetly than any other creature on the face of the earth.
Есть такая легенда — о птице, что поет лишь один раз за всю свою жизнь, но зато прекраснее всех на свете.
From the moment it leaves the nest it searches for a thorn tree, and does not rest until it has found one.
Однажды она покидает свое гнездо и летит искать куст терновника и не успокоится, пока не найдет.
Then, singing among the savage branches, it impales itself upon the longest, sharpest spine.
Среди колючих ветвей запевает она песню и бросается грудью на самый длинный, самый острый шип.
And, dying, it rises above its own agony to outcarol the lark and the nightingale.
И, возвышаясь над несказанной мукой, так поет, умирая, что этой ликующей песне позавидовали бы и жаворонок, и соловей.
One superlative song, existence the price.
Единственная, несравненная песнь, и достается она ценою жизни.
But the whole world stills to listen, and God in His heaven smiles.
Но весь мир замирает, прислушиваясь, и сам Бог улыбается в небесах.
For the best is only bought at the cost of great pain….
Or so says the legend.
Ибо все лучшее покупается лишь ценою великого страдания… По крайней мере, так говорит легенда.
One
ЧАСТЬ I.
1915 1917 Meggie
1915 — 1917. МЭГГИ
1
Глава 1
On December 8th, 1915, Meggie Cleary had her fourth birthday.
Восьмого декабря 1915 года Мэгги Клири исполнилось четыре года.
After the breakfast dishes were put away her mother silently thrust a brown paper parcel into her arms and ordered her outside.
Прибрав после завтрака посуду, мать молча сунула ей в руки сверток в коричневой бумаге и велела идти во двор.
So Meggie squatted down behind the gorse bush next to the front gate and tugged impatiently.
И вот Мэгги сидит на корточках под кустом утесника у ворот и нетерпеливо теребит сверток.
Her fingers were clumsy, the wrapping heavy; it smelled faintly of the Wahine general store, which told her that whatever lay inside the parcel had miraculously been bought, not homemade or donated.
Не так-то легко развернуть неловкими пальцами плотную бумагу; от нее немножко пахнет большим магазином в Уэхайне, и Мэгги догадывается: то, что внутри, не сами делали и никто не дал, а — вот чудеса! — купили в магазине.
Something fine and mistily gold began to poke through a corner; she attacked the paper faster, peeling it away in long, ragged strips.
С одного уголка начинает просвечивать что-то тонкое, золотистое; Мэгги еще торопливей набрасывается на обертку, отдирает от нее длинные неровные полосы.
“Agnes!
— Агнес!
Oh, Agnes!” she said lovingly, blinking at the doll lying there in a tattered nest.
Ой, Агнес! — говорит она с нежностью и мигает, не веря глазам: в растрепанном бумажном гнезде лежит кукла.
A miracle indeed.
Конечно, это чудо.
Only once in her life had Meggie been into Wahine; all the way back in May, because she had been a very good girl.
За всю свою жизнь Мэгги только раз была в Уэхайне — давно-давно, еще в мае, ее туда взяли, потому что она была пай-девочкой.
So perched in the buggy beside her mother, on her best behavior, she had been too excited to see or remember much.
Она забралась тогда в двуколку рядом с матерью и вела себя лучше некуда, но от волнения почти ничего не видела и не запомнила, только одну Агнес.
Except for Agnes, the beautiful doll sitting on the store counter, dressed in a crinoline of pink satin with cream lace frills all over it.
Красавица кукла сидела на прилавке нарядная, в розовом шелковом кринолине, пышно отделанном кремовыми кружевными оборками.
Right then and there in her mind she had christened it Agnes, the only name she knew elegant enough for such a peerless creature.
Мэгги в ту же минуту окрестила ее Агнес — она не знала более изысканного имени, достойного такой необыкновенной красавицы.
Yet over the ensuing months her yearning after Agnes contained nothing of hope; Meggie didn’t own a doll and had no idea little girls and dolls belonged together.
Но потом долгие месяцы она лишь безнадежно тосковала по Агнес; ведь у Мэгги никогда еще не было никаких кукол, она даже не подозревала, что маленьким девочкам полагаются куклы.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 7 оценках: 4 из 5 1