4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

But how am I to give it up?
Ну, а как я его брошу?
What is there to take its place?
Чем заменю?
I don't drink, that's the mischief, he-he-he, that I don't.
Не пью-с, вот вся и беда, хе-хе-хе, что не пью-то, беда!
Everything is relative, Rodion Romanovitch, everything is relative!"
Все ведь относительно, Родион Романыч, все относительно!
"Why, he's playing his professional tricks again," Raskolnikov thought with disgust.
"Что же это он, за свою прежнюю казенщину принимается, что ли!" - с отвращением подумалось Раскольникову.
All the circumstances of their last interview suddenly came back to him, and he felt a rush of the feeling that had come upon him then.
Вся недавняя сцена последнего их свидания внезапно ему припомнилась, и тогдашнее чувство волною прихлынуло к его сердцу.
"I came to see you the day before yesterday, in the evening; you didn't know?"
Porfiry Petrovitch went on, looking round the room.
- А ведь я к вам уже заходил третьего дня вечером; вы и не знаете? - продолжал Порфирий Петрович, осматривая комнату, - в комнату, в эту самую, входил.
"I came into this very room.
I was passing by, just as I did to-day, and I thought I'd return your call.
Тоже, как и сегодня, прохожу мимо - дай, думаю, визитик-то ему отдам.
I walked in as your door was wide open, I looked round, waited and went out without leaving my name with your servant.
Зашел, а комната настежь; осмотрелся, подождал, да и служанке вашей не доложился - вышел.
Don't you lock your door?"
Не запираете?
Raskolnikov's face grew more and more gloomy.
Лицо Раскольникова омрачалось более и более.
Porfiry seemed to guess his state of mind.
Порфирий точно угадал его мысли.
"I've come to have it out with you, Rodion Romanovitch, my dear fellow!
- Объясниться пришел, голубчик Родион Романыч, объясниться-с!
I owe you an explanation and must give it to you," he continued with a slight smile, just patting Raskolnikov's knee.
But almost at the same instant a serious and careworn look came into his face; to his surprise Raskolnikov saw a touch of sadness in it.
Должен и обязан пред вами объяснением-с, - продолжал он с улыбкой и даже слегка стукнул ладонью по коленке Раскольникова, но почти в то же мгновение лицо его вдруг приняло серьезную и озабоченную мину; даже как будто грустью подернулось, к удивлению Раскольникова.
He had never seen and never suspected such an expression in his face.
Он никогда еще не видал и не подозревал у него такого лица.
"A strange scene passed between us last time we met, Rodion Romanovitch.
- Странная сцена произошла в последний раз между нами, Родион Романыч.
Our first interview, too, was a strange one; but then... and one thing after another!
Оно пожалуй, и в первое наше свидание между нами происходила тоже странная сцена; но тогда...
Ну теперь уж все одно к одному!
This is the point: I have perhaps acted unfairly to you; I feel it.
Вот что-с: я, может быть, и очень виноват перед вами выхожу; я это чувствую-с.
Do you remember how we parted?
Your nerves were unhinged and your knees were shaking and so were mine.
Ведь мы как расстались-то, помните ли: у вас нервы поют и подколенки дрожат, и у меня нервы поют и подколенки дрожат.
And, you know, our behaviour was unseemly, even ungentlemanly.
И знаете, как-то оно даже и непорядочно между нами тогда вышло, не по-джентльменски.
And yet we are gentlemen, above all, in any case, gentlemen; that must be understood.
А ведь мы все-таки джентльмены; то есть, во всяком случае, прежде всего джентльмены; это надо понимать-с.
Do you remember what we came to?... and it was quite indecorous."
Ведь помните, до чего доходило... совсем уж даже и неприлично-с.
"What is he up to, what does he take me for?"
Raskolnikov asked himself in amazement, raising his head and looking with open eyes on Porfiry.
"Что ж это он, за кого меня принимает?" - с изумлением спрашивал себя Раскольников, приподняв голову и во все глаза смотря на Порфирия.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1