StudyEnglishWords

4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 29 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

Such stories were told about him.
Про него ходят такие рассказы.
It is true he was befriending Katerina Ivanovna's children, but who could tell with what motive and what it meant?
Правда, он хлопотал за детей Катерины Ивановны; но кто знает, для чего и что это означает?
The man always had some design, some project.
У этого человека вечно какие-то намерения и проекты.
There was another thought which had been continually hovering of late about Raskolnikov's mind, and causing him great uneasiness.
It was so painful that he made distinct efforts to get rid of it.
Мелькала постоянно во все эти дни у Раскольникова еще одна мысль и страшно его беспокоила, хотя он даже старался прогонять ее от себя, так она была тяжела для него!
He sometimes thought that Svidrigailov was dogging his footsteps.
Svidrigailov had found out his secret and had had designs on Dounia.
Он думал иногда: Свидригайлов все вертелся около него, да и теперь вертится; Свидригайлов узнал его тайну; Свидригайлов имел замыслы против Дуни.
What if he had them still?
А если и теперь имеет?
Wasn't it practically certain that he had?
Почти наверное можно сказать, что да.
And what if, having learnt his secret and so having gained power over him, he were to use it as a weapon against Dounia?
А если теперь, узнав его тайну и таким образом получив над ним власть, он захочет употребить ее как оружие против Дуни?
This idea sometimes even tormented his dreams, but it had never presented itself so vividly to him as on his way to Svidrigailov.
Мысль эта иногда, даже во сне, мучила его, но в первый еще раз она явилась ему так сознательно ярко, как теперь, когда он шел к Свидригайлову.
The very thought moved him to gloomy rage.
Одна уже мысль эта приводила его в мрачную ярость.
To begin with, this would transform everything, even his own position; he would have at once to confess his secret to Dounia.
Во-первых, тогда уже все изменится, даже в его собственном положении: следует тотчас же открыть тайну Дунечке.
Would he have to give himself up perhaps to prevent Dounia from taking some rash step?
Следует, может быть, предать самого себя, чтоб отвлечь Дунечку от какого-нибудь неосторожного шага.
The letter?
Письмо?
This morning Dounia had received a letter.
Нынче утром Дуня получила какое-то письмо!
From whom could she get letters in Petersburg?
Luzhin, perhaps?
It's true Razumihin was there to protect her, but Razumihin knew nothing of the position.
От кого в Петербурге могла бы она получать письма? (Лужин разве?) Правда, там стережет Разумихин; но Разумихин ничего не знает.
Perhaps it was his duty to tell Razumihin?
Может быть, следует открыться и Разумихину?
He thought of it with repugnance.
Раскольников с омерзением подумал об этом.
In any case he must see Svidrigailov as soon as possible, he decided finally.
"Во всяком случае Свидригайлова надо увидать как можно скорее, - решил он про себя окончательно.
Thank God, the details of the interview were of little consequence, if only he could get at the root of the matter; but if Svidrigailov were capable... if he were intriguing against Dounia--then...
- Слава богу, тут не так нужны подробности, сколько сущность дела; но если, если только способен он, если Свидригайлов что-нибудь интригует против Дуни, - то..."
Raskolnikov was so exhausted by what he had passed through that month that he could only decide such questions in one way; "then I shall kill him," he thought in cold despair.
Раскольников до того устал за все это время, за весь этот месяц, что уже не мог разрешать теперь подобных вопросов иначе, как только одним решением:
"Тогда я убью его", - подумал он в холодном отчаянии.
A sudden anguish oppressed his heart, he stood still in the middle of the street and began looking about to see where he was and which way he was going.
Тяжелое чувство сдавило его сердце; он остановился посредине улицы и стал осматриваться: по какой дороге он идет и куда он зашел?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1