4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 695 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 39 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

Would you believe that this honest and jealous woman, after many scenes of hysterics and reproaches, condescended to enter into a kind of contract with me which she kept throughout our married life?
Представьте же себе, что эта-то самая, ревнивая и честная женщина решилась снизойти, после многих ужасных исступлений и попреков, на некоторого рода со мною контракт, который и исполняла во все время нашего брака.
She was considerably older than I, and besides, she always kept a clove or something in her mouth.
Дело в том, что она была значительно старше меня, кроме того, постоянно носила во рту какую-то гвоздичку.
There was so much swinishness in my soul and honesty too, of a sort, as to tell her straight out that I couldn't be absolutely faithful to her.
Я имел настолько свинства в душе и своего рода честности, чтоб объявить ей прямо, что совершенно верен ей быть не могу.
This confession drove her to frenzy, but yet she seems in a way to have liked my brutal frankness.
Это признание привело ее в исступление, но, кажется, моя грубая откровенность ей в некотором роде понравилась:
She thought it showed I was unwilling to deceive her if I warned her like this beforehand and for a jealous woman, you know, that's the first consideration.
"Значит, дескать, сам не хочет обманывать, коли заранее так объявляет", - ну, а для ревнивой женщины это первое.
After many tears an unwritten contract was drawn up between us: first, that I would never leave Marfa Petrovna and would always be her husband; secondly, that I would never absent myself without her permission; thirdly, that I would never set up a permanent mistress; fourthly, in return for this, Marfa Petrovna gave me a free hand with the maidservants, but only with her secret knowledge; fifthly, God forbid my falling in love with a woman of our class; sixthly, in case I--which God forbid--should be visited by a great serious passion I was bound to reveal it to Marfa Petrovna.
После долгих слез состоялся между нами такого рода изустный контракт: первое, я никогда не оставлю Марфу Петровну и всегда пребуду ее мужем; второе, без ее позволения не отлучусь никуда; третье, постоянной любовницы не заведу никогда; четвертое, за это Марфа Петровна позволяет мне приглянуть иногда на сенных девушек, но не иначе как с ее секретного ведома; пятое, боже сохрани меня полюбить женщину из нашего сословия; шестое, если на случай, чего боже сохрани, меня посетит какая-нибудь страсть, большая и серьезная, то я должен открыться Марфе Петровне.
On this last score, however, Marfa Petrovna was fairly at ease.
She was a sensible woman and so she could not help looking upon me as a dissolute profligate incapable of real love.
Насчет последнего пункта Марфа Петровна была, впрочем, во все время довольно спокойна; это была умная женщина, а следовательно, не могла же на меня смотреть иначе как на развратника и потаскуна, который серьезно полюбить не в состоянии.
But a sensible woman and a jealous woman are two very different things, and that's where the trouble came in.
Но умная женщина и ревнивая женщина - два предмета разные, и вот в этом-то и беда.
But to judge some people impartially we must renounce certain preconceived opinions and our habitual attitude to the ordinary people about us.
Впрочем, чтобы беспристрастно судить о некоторых людях, нужно заранее отказаться от иных предвзятых взглядов и от обыденной привычки к обыкновенно окружающим нас людям и предметам.
I have reason to have faith in your judgment rather than in anyone's.
На ваше суждение, более чем на чье-нибудь, я имею право надеяться.
Perhaps you have already heard a great deal that was ridiculous and absurd about Marfa Petrovna.
Может быть, вы уже очень много слышали о Марфе Петровне смешного и нелепого.
She certainly had some very ridiculous ways, but I tell you frankly that I feel really sorry for the innumerable woes of which I was the cause.
Действительно, у ней были иные весьма смешные привычки; но скажу вам прямо, что я искренне сожалею о бесчисленных горестях, которых я был причиной.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1