4#

Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Преступление и наказание, Часть шестая, Эпилог". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 120  ←предыдущая следующая→ ...

If there's the hundredth part of a false note in speaking the truth, it leads to a discord, and that leads to trouble.
Если в прямодушии только одна сотая доля нотки фальшивая, то происходит тотчас диссонанс, а за ним - скандал.
But if all, to the last note, is false in flattery, it is just as agreeable, and is heard not without satisfaction.
It may be a coarse satisfaction, but still a satisfaction.
Если же в лести даже все до последней нотки фальшивое, и тогда она приятна и слушается не без удовольствия; хотя бы и с грубым удовольствием, но все-таки с удовольствием.
And however coarse the flattery, at least half will be sure to seem true.
И как бы ни груба была лесть, в ней непременно, по крайней мере, половина кажется правдою.
That's so for all stages of development and classes of society.
И это для всех развитий и слоев общества.
A vestal virgin might be seduced by flattery.
Даже весталку можно соблазнить лестью.
I can never remember without laughter how I once seduced a lady who was devoted to her husband, her children, and her principles.
А уж про обыкновенных людей и говорить нечего.
Без смеху не могу себе припомнить, как один раз соблазнял я одну, преданную своему мужу, своим детям и своим добродетелям, барыню.
What fun it was and how little trouble!
Как это было весело и как мало было работы!
And the lady really had principles--of her own, anyway.
А барыня действительно была добродетельна, по крайней мере, по-своему.
All my tactics lay in simply being utterly annihilated and prostrate before her purity.
Вся моя тактика состояла в том, что я просто был каждую минуту раздавлен и падал ниц пред целомудрием.
I flattered her shamelessly, and as soon as I succeeded in getting a pressure of the hand, even a glance from her, I would reproach myself for having snatched it by force, and would declare that she had resisted, so that I could never have gained anything but for my being so unprincipled.
I maintained that she was so innocent that she could not foresee my treachery, and yielded to me unconsciously, unawares, and so on.
Я льстил безбожно, и только что, бывало, добьюсь пожатия руки, даже взгляда, то укоряю себя, что это я вырвал его у нее силой, что она сопротивлялась, что она так сопротивлялась, что я наверное бы никогда ничего не получил, если б я сам не был так порочен; что она, в невинности своей, не предусмотрела коварства и поддалась неумышленно, сама того не зная, не ведая, и прочее, и прочее.
In fact, I triumphed, while my lady remained firmly convinced that she was innocent, chaste, and faithful to all her duties and obligations and had succumbed quite by accident.
Одним словом, я достиг всего, а моя барыня оставалась в высшей степени уверена, что она невинна и целомудренна и исполняет все долги и обязанности, а погибла совершенно нечаянно.
And how angry she was with me when I explained to her at last that it was my sincere conviction that she was just as eager as I.
И как же она рассердилась на меня, когда я объявил ей в конце, что по моему искреннему убеждению, она точно так же искала наслаждений, как и я.
Poor Marfa Petrovna was awfully weak on the side of flattery, and if I had only cared to, I might have had all her property settled on me during her lifetime. (I am drinking an awful lot of wine now and talking too much.) I hope you won't be angry if I mention now that I was beginning to produce the same effect on Avdotya Romanovna.
Бедная Марфа Петровна тоже ужасно поддавалась на лесть, и если бы только я захотел, то, конечно, отписал бы все имение на себя еще при жизни. (Однако я ужасно много пью вина и болтаю.) Надеюсь, что вы не рассердитесь, если я упомяну теперь, что тот же самый эффект начал сбываться и с Авдотьей Романовной.
But I was stupid and impatient and spoiled it all.
Да я сам был глуп и нетерпелив и все дело испортил.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1