8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 662 книги и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 320 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

For a moment he thought he saw stars.
На миг ему даже показалось, что он видит звезды.
It was time.
Время.
Releasing all fear and doubt, Baggia opened his mouth and expelled what he knew would be his final breath.
Оставив все страхи, кардинал Баджиа открыл рот и выдохнул из груди воздух.
He watched his spirit gurgle heavenward in a burst of transparent bubbles.
Он знал, что это было его последнее дыхание, и спокойно наблюдал за тем, как дух его возносится к поверхности через станку мелких воздушных пузырьков.
Then, reflexively, he gasped.
The water poured in like icy daggers to his sides.
Затем он рефлекторно вздохнул, и вместе с водой в его легкие впилась тысяча ледяных кинжалов.
The pain lasted only a few seconds.
Боль продолжалась всего несколько мгновений.
Then… peace.
После этого... наступил покой.
***
The Hassassin ignored the burning in his foot and focused on the drowning American, whom he now held pinned beneath him in the churning water.
Не обращая внимания на боль в раненой ноге, ассасин сосредоточил все свое внимание на американце, который теперь был плотно прижат ко дну под слоем бурлящей воды.
Finish it fully.
Пора заканчивать.
He tightened his grip, knowing this time Robert Langdon would not survive.
Он усилил давление, понимая, что теперь Роберту Лэнгдону не удастся ускользнуть от смерти.
As he predicted, his victim’s struggling became weaker and weaker.
Как он и рассчитывал, сопротивление жертвы постепенно ослабевало.
Suddenly Langdon’s body went rigid.
He began to shake wildly.
Неожиданно тело американца напряглось, а затем его начала бить сильнейшая дрожь.
Yes, the Hassassin mused.
Вот оно, подумал убийца.
The rigors.
Озноб.
When the water first hits the lungs.
Так бывает, когда вода проникает в легкие.
The rigors, he knew, would last about five seconds.
Ассасин знал, что озноб продолжается не более пяти секунд.
They lasted six.
На этот раз он продолжался шесть.
Then, exactly as the Hassassin expected, his victim went suddenly flaccid.
Like a great deflating balloon, Robert Langdon fell limp.
Затем, как и ожидал убийца, тело обмякло, как надувной шар, из которого выпустили воздух.
It was over.
Все кончено.
The Hassassin held him down for another thirty seconds to let the water flood all of his pulmonary tissue.
Ассасин выждал еще тридцать секунд, чтобы дать воде пропитать всю ткань дыхательных органов.
Gradually, he felt Langdon’s body sink, on its own accord, to the bottom.
Теперь он чувствовал, как тело Лэнгдона удерживается на дне самостоятельно, без каких-либо усилий с его стороны.
Finally, the Hassassin let go.
Убийца отпустил труп, ухмыльнувшись при мысли о том, что в фонтане
The media would find a double surprise in the Fountain of the Four Rivers.
"Четыре реки" прессу ждет двойной сюрприз.
"Tabban!" the Hassassin swore, clambering out of the fountain and looking at his bleeding toe.
- Мерзавец! - выругался ассасин, выбравшись из фонтана и взглянув на кровоточащую ногу.
The tip of his boot was shredded, and the front of his big toe had been sheared off.
Носок ботинка оказался разорванным, а кончик большого пальца был, видимо, оторван пулей.
Angry at his own carelessness, he tore the cuff from his pant leg and rammed the fabric into the toe of his boot.
Проклиная себя за невнимательность, он оторвал обшлаг брюк и затолкал ткань в дыру в ботинке.
Pain shot up his leg.
Боль усилилась.
"Ibn al kalb!"
He clenched his fists and rammed the cloth deeper.
- Чтоб ты сдох, - пробормотал убийца и, скрипя зубами, протолкнул тряпку как можно глубже.
The bleeding slowed until it was only a trickle.
Кровотечение уменьшилось, а через несколько секунд и вообще прекратилось.
Turning his thoughts from pain to pleasure, the Hassassin got into his van.
Ассасин перестал думать о боли и сосредоточил все свои мысли на предстоящем удовольствии.
His work in Rome was done.
He knew exactly what would soothe his discomfort.
Его работа в Риме завершена, и он прекрасно знал, что теперь может вознаградить себя за все вызванные ею неприятности.
Vittoria Vetra was bound and waiting.
Надежно связанная Виттория Ветра ожидает его возвращения.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1