8#

Ангелы и Демоны. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ангелы и Демоны". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 366 из 437  ←предыдущая следующая→ ...

"Camerlegno!"
Chartrand yelled, fear in his voice.
- Камерарий! - крикнул Шартран.
"Wait!
Signore!"
- Синьор, подождите!
A commotion in the doorway behind them caused everyone to turn.
Шум у дверей собора заставил всех обернуться.
Chinita Macri’s large frame lurched through the entry.
На светлом фоне возникла массивная фигура Макри с камерой на плече.
Her camera was shouldered, and the glowing red light on top revealed that it was still transmitting.
Красный огонек говорил о том, что передача все еще идет.
Glick was running behind her, microphone in hand, yelling for her to slow down.
Следом за ней появился Глик.
В руке он держал микрофон.
Репортер орал благим матом, требуя, чтобы партнерша его подождала.
Langdon could not believe these two.
This is not the time!
"Эти снова здесь! - возмущенно подумал Лэнгдон.
- Неужели они не понимают, что сейчас не время?"
"Out!"
Chartrand snapped.
- Вон отсюда! - выкрикнул Шартран, хватаясь за кобуру.
"This is not for your eyes!"
- Все это не для ваших глаз!
But Macri and Glick kept coming.
"Chinita!"
Glick sounded fearful now.
"This is suicide!
- Чинита! - взмолился Глик.
- Это самоубийство!
Бежим отсюда.
I’m not coming!"
Macri ignored him.
She threw a switch on her camera.
The spotlight on top glared to life, blinding everyone.
Макри, игнорируя призывы репортера, нажала на какую-то кнопку на камере, и всех присутствующих ослепил яркий луч света.
Langdon shielded his face and turned away in pain.
Damn it!
Лэнгдон прикрыл глаза и, крепко выругавшись, отвернулся.
When he looked up, though, the church around them was illuminated for thirty yards.
Когда он отнял ладони от лица, то увидел, что фонарь на камере журналистки бросает луч по меньшей мере на тридцать ярдов.
At that moment the camerlegno’s voice echoed somewhere in the distance.
В этот момент до них издали долетел голос камерария:
"Upon this rock I will build my church!"
- И на сем камне я создам церковь мою!
Macri wheeled her camera toward the sound.
Макри направила камеру в сторону источника звука.
Far off, in the grayness at the end of the spotlight’s reach, black fabric billowed, revealing a familiar form running down the main aisle of the basilica.
В сероватой мгле в самом конце луча виднелось черное пятно.
Это камерарий с диким криком мчался по центральному нефу собора.
There was a fleeting instant of hesitation as everyone’s eyes took in the bizarre image.
На какой-то миг все растерялись, не зная, как поступить, - такое впечатление произвела на них эта странная и страшная картина.
Then the dam broke.
Но потом словно прорвало плотину.
Chartrand pushed past Langdon and sprinted after the camerlegno.
Шартран, оттолкнув Лэнгдона, помчался к камерарию.
Langdon took off next.
Американец бросился следом за ним.
Then the guards and Vittoria.
Виттория и швейцарские гвардейцы последовали их примеру.
Macri brought up the rear, lighting everyone’s way and transmitting the sepulchral chase to the world.
Макри замыкала группу, освещая всем путь и одновременно передавая картину этой мрачной погони всему миру.
An unwilling Glick cursed aloud as he tagged along, fumbling through a terrified blow by blow commentary.
Глик, проклиная все последними словами, неохотно трусил сзади и комментировал события, время от времени включая микрофон.
***
The main aisle of St. Peter’s Basilica, Lieutenant Chartrand had once figured out, was longer than an Olympic soccer field.
Главный неф собора Святого Петра (как где-то вычитал Шартран) по длине немного превосходил футбольное поле олимпийского стадиона.
Tonight, however, it felt like twice that.
Однако сейчас лейтенанту казалось, что неф длиннее поля по меньшей мере раза в два.
As the guard sprinted after the camerlegno, he wondered where the man was headed.
Не снижая темпа, он на бегу пытался сообразить, куда мог направиться камерарий.
The camerlegno was clearly in shock, delirious no doubt from his physical trauma and bearing witness to the horrific massacre in the Pope’s office.
Священник был в шоке, он явно бредил, получив во время кровавого побоища в папском кабинете сильнейшую физическую и моральную травму.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 5 оценках: 4 из 5 1