StudyEnglishWords

5#

Белое безмолвие. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Белое безмолвие". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 11  ←предыдущая следующая→ ...

Nor did the Indian girl faint or raise her voice in idle wailing, as might many of her white sisters.
Индианка тоже не упала без чувств и не стала проливать ненужные слезы, как это сделали бы многие из ее белых сестер.
At his order, she threw her weight on the end of a quickly extemporized handspike, easing the pressure and listening to her husband's groans, while Malemute Kid attacked the tree with his ax.
По первому слову Мэйлмюта Кида она всем телом налегла на приспособленную в виде рычага палку, ослабляя тяжесть и прислушиваясь к стонам мужа, а Мэйлмют Кид принялся рубить дерево топором.
The steel rang merrily as it bit into the frozen trunk, each stroke being accompanied by a forced, audible respiration, the
'Huh!'
'Huh!' of the woodsman.
Сталь весело звенела, вгрызаясь в промерзший ствол, и каждый удар сопровождался натужным, громким выдохом Мэйлмюта Кида.
At last the Kid laid the pitiable thing that was once a man in the snow.
Наконец, Кид положил на снег жалкие останки того, что так недавно было человеком.
But worse than his comrade's pain was the dumb anguish in the woman's face, the blended look of hopeful, hopeless query.
Но страшнее мучений его товарища была немая скорбь в лице женщины и ее взгляд, исполненный и надежды и отчаяния.
Little was said; those of the Northland are early taught the futility of words and the inestimable value of deeds.
Сказано было мало: жители Севера рано познают тщету слов и неоценимое благо действий.
With the temperature at sixty-five below zero, a man cannot lie many minutes in the snow and live.
При температуре в шестьдесят пять градусов ниже нуля note 1человеку нельзя долго лежать на снегу.
So the sled lashings were cut, and the sufferer, rolled in furs, laid on a couch of boughs.
С нарт срезали ремни, и несчастного Мэйсона закутали в звериные шкуры и положили на подстилку из веток.
Before him roared a fire, built of the very wood which wrought the mishap.
Запылал костер; на топливо пошло то самое дерево, что было причиной несчастья.
Behind and partially over him was stretched the primitive fly—a piece of canvas, which caught the radiating heat and threw it back and down upon him—a trick which men may know who study physics at the fount.
Над костром устроили примитивный полог: натянули кусок парусины, чтобы он задерживал тепло и отбрасывал его вниз, — способ, хорошо известный людям, которые учатся физике у природы.
And men who have shared their bed with death know when the call is sounded.
Те, кто не раз делил ложе со смертью, узнают ее зов.
Mason was terribly crushed.
Мэйсон был страшным образом искалечен.
The most cursory examination revealed it.
His right arm, leg, and back were broken; his limbs were paralyzed from the hips; and the likelihood of internal injuries was large.
Это стало ясно даже при беглом осмотре: перелом правой руки, бедра и позвоночника; ноги парализованы; вероятно, повреждены и внутренние органы.
An occasional moan was his only sign of life.
Только редкие стоны несчастного свидетельствовали о том, что он еще жив.
No hope; nothing to be done.
Никакой надежды, сделать ничего нельзя.
The pitiless night crept slowly by—Ruth's portion, the despairing stoicism of her race, and Malemute Kid adding new lines to his face of bronze.
Медленно тянулась безжалостная ночь.
Руфь встретила ее со стоическим отчаянием, свойственным ее народу; на бронзовом лице Мэйлмюта Кида прибавилось несколько морщин.
In fact, Mason suffered least of all, for he spent his time in eastern Tennessee, in the Great Smoky Mountains, living over the scenes of his childhood.
В сущности, меньше всего страдал Мэйсон, — он перенесся в Восточный Теннесси, к Великим Туманным Горам, и вновь переживал свое детство.
And most pathetic was the melody of his long-forgotten Southern vernacular, as he raved of swimming holes and coon hunts and watermelon raids.
Трогательно звучала мелодия давно забытого южного города: он бредил о купании в озерах, об охоте на енота и набегах за арбузами.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1