7#

Взгляни на дом свой, ангел. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Взгляни на дом свой, ангел". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 795 книг и 2409 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 24 из 641  ←предыдущая следующая→ ...

All through the summer Eliza walked with white boding placidity through horror — she had by now the hunger for it, waiting with terrible quiet the return of fear at night.
Всё лето Элиза с белым зловещим спокойствием шла через ужас — к этому времени она пристрастилась к нему и с жуткой невозмутимостью ждала еженощного возвращения страха.
Angered by her pregnancy, Gant went almost daily to Elizabeth’s house in Eagle Crescent, whence he was delivered nightly by a band of exhausted and terrified prostitutes into the care of his son Steve, his oldest child, by now pertly free with nearly all the women in the district, who fondled him with good-natured vulgarity, laughed heartily at his glib innuendoes, and suffered him, even, to slap them smartly on their rumps, making for him roughly as he skipped nimbly away.
Злясь на её беременность, Гант зачастил в заведение Элизабет в Орлином тупике, откуда измученные и перепуганные проститутки выводили его поздно вечером и поручали заботам Стива, его старшего сына, который уже научился обходиться с женщинами этого квартала развязно и фамильярно, а они всегда готовы были добродушно и грубовато приласкать его, весело смеялись его бойким двусмысленностям и даже позволяли ему отвешивать им полновесные шлепки — после чего он ловко увёртывался от угрожающе занесённой ладони.
“Son,” said Elizabeth, shaking Gant’s waggling head vigorously, “don’t you carry on, when you grow up, like the old rooster here.
— Сынок, — говорила Элизабет, энергично встряхивая бессильно болтающуюся голову Ганта, — вот вырастешь, так не бери примера с этого старого кочета.
But he’s a nice old boy when he wants to be,” she continued, kissing the bald spot on his head, and deftly slipping into the boy’s hand the wallet Gant had, in a torrent of generosity, given to her.
Он, правда, очень милый старичок, когда возьмёт себя в руки, — добавила она, целуя его в плешь и ловко всовывая в руку мальчика бумажник, который Гант подарил ей в приливе щедрости.
She was scrupulously honest.
Она отличалась щепетильной честностью.
The boy was usually accompanied on these errands by Jannadeau and Tom Flack, a negro hack-man, who waited in patient constraint outside the latticed door of the brothel until the advancing tumult within announced that Gant had been enticed to depart.
В этих случаях мальчика обычно сопровождали Жаннадо и Том Флэк, негр-извозчик, которые терпеливо ждали перед решётчатой дверью заведения, пока нараставший внутри шум не извещал, что Ганта наконец уговорили уйти.
And he would go, either struggling clumsily and screaming eloquent abuse at his suppliant captors, or jovially acquiescent, bellowing a wanton song of his youth along the latticed crescent, and through the supper-silent highways of the town.
И он уходил, либо неуклюже сопротивляясь и осыпая красочными ругательствами тех, кто виновато и уважительно тащил его к дверям, либо охотно, во всю глотку распевая непристойную песню своей юности — перед закрытыми ставнями тупика и дальше по затихшим в час ужина улицам:
“Up in that back room, boys,
Up in THAT back room,
По чуланчикам, чуланам,
All among the fleas and bugs,
Где клопы и блохи!
I pit-tee your sad doom.”
Эх, ребята, жалко вас,
Дела ваши плохи!
Home, he would be cajoled up the tall veranda stairs, enticed into his bed; or, resisting all compulsion, he would seek out his wife, shut usually in her room, howling taunts at her, and accusations of unchastity, since there festered in him dark suspicion, fruit of his age, his wasting energy.
Дома его уговаривали подняться на высокое крыльцо-веранду, упрашивали лечь в постель; а иногда вопреки всем улещиваниям он бросался искать жену, которая обыкновенно запиралась у себя в спальне, выкрикивал оскорбительные слова и обвинения в неверности, потому что в нём гнездилось чёрное подозрение, плод его возраста, его угасающей силы.
скачать в HTML/PDF
share