4#

Время жить и время умирать. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Время жить и время умирать". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 662 книги и 1908 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 333 из 344  ←предыдущая следующая→ ...

Suddenly everything seemed very strange and all connections dissolved.
Вдруг все кругом стало каким-то чужим, все связи словно оборвались.
Graeber knew the feeling; he had often had it when he woke up at night not knowing where he was.
Греберу было знакомо это чувство, он часто испытывал его, когда, проснувшись среди ночи, не мог определить, где он находится.
It was as if he had fallen out of the world and floated in complete loneliness in the dark.
Чудилось, будто он выпал из системы мироздания и одиноко парит где-то в темноте.
It never lasted long.
Обычно это чувство не бывало продолжительным, скоро все становилось на свои места.
One always found one's way back; but each time a strange small feeling persisted that some day one would not find the way back.
Но каждый раз оставалось странное, смутное ощущение, что настанет час, когда ты уже не найдешь дороги назад.
It was not fear that one felt; one simply shrank into oneself, like a tiny child set down in the midst of a gigantic steppe where every road of escape was a hundred times too long.
Он не боялся этого состояния, только весь сжимался, как будто превращаясь в крошечного ребенка, которого бросили в бескрайней степи, откуда выбраться невозможно.
Graeber stuck his hands intoTiis pockets and looked around.
Он засунул руки в карманы и посмотрел вокруг.
There was the old picture: ruins, unplowed fields, a Russian sunset, and, opposite, the pale, beginning heat-lightning of the front.
Знакомая картина: развалины, невозделанные поля, русский заход солнца, а с другой стороны — тусклые вспышки зарниц фронта.
It was there as always and with it the hopeless chill that went straight through the heart.
Обычный пейзаж и идущий от него безнадежный холодок, пронзающий сердце.
He felt Elisabeth's letters in his pocket.
Он нащупал в кармане письма Элизабет.
Warmth was in them, tenderness and the sweet excitement of love.
В них жила теплота, нежность и сладкое волнение любви.
But they were no quiet lamp to light a well-ordered house; they were will-o'-the-wisps above a swamp, and the farther he tried to follow them the more treacherous the swamp seemed to become.
Но это не был спокойный свет лампы, озаряющей уютный дом, это были обманчивые болотные огни, и чем дальше пытался он следовать за ними, тем глубже засасывала его топь.
He had wanted to put up a light in order to find his way back, but he had put it up before the house was built.
Он хотел зажечь эту лампу, чтобы найти дорогу домой, но он зажег ее раньше, чем дом был построен.
He had placed it in a ruin; it did not adorn it, it only made it more desolate.
Он поставил ее среди развалин, и она не украшала их, а делала еще безрадостней.
Back there he had not known.
Там, на родине, он этого не понимал.
He had followed the light without question, wanting to believe that to follow it was enough.
Он пошел за огоньком, ни о чем не спрашивая, и готов был поверить, что достаточно только одного — идти за ним.
It was not enough.
Но этого было недостаточно.
He had fought against this realization as long as he could.
Он долго отмахивался от беспощадной правды.
It had not been easy to see that what he had hoped would hold him and support him had only isolated him.
Не так-то просто было понять ее; все, на что он хотел опереться, что должно было поддерживать и вдохновлять, только еще больше отбрасывало его назад.
It could not extend far enough.
Да, этого было еще очень недостаточно.
It touched his heart but it did not hold him.
Это лишь волновало его сердце, но не поддерживало.
It was swallowed up; it was a small, private happiness that could not support itself in the limitless morass of general misery and despair.
Маленькое личное счастье тонуло в бездонной трясине общих бедствий и отчаяния.
скачать в HTML/PDF
share