7#

Всадник без головы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Всадник без головы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 667 книг и 1955 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 19 из 617  ←предыдущая следующая→ ...

The closing curtains admonished the ex-officer, that further conversation was not desired.
Потом она задернула занавески кареты, давая этим понять, что больше не желает с ним разговаривать.
Quailing under the lash of indignant innocence, he was only too happy to hear the loud “gee-on” of the teamsters, as the waggons commenced moving over the sombre surface—not more sombre than his own thoughts.
Крики возниц вывели капитана из оцепенения.
Фургоны снова двинулись в путь по мрачной прерии, которая едва ли была мрачнее мыслей Кассия Колхауна.
Chapter Three.
The Prairie Finger-Post.
Глава III. ПУТЕВОДНАЯ СТРЕЛКА
The travellers felt no further uneasiness about the route.
The snake-like trail was continuous; and so plain that a child might have followed it.
Путешественники больше не беспокоились о дороге: след лассо тянулся непрерывной змейкой и был так отчетливо виден, что даже ребенок не сбился бы с пути.
It did not run in a right line, but meandering among the thickets; at times turning out of the way, in places where the ground was clear of timber.
Он не шел по прямой, а извивался между зарослями кустарников.
Порой, когда путь лежал по местности, где не было деревьев, он отклонялся в сторону.
This had evidently been done with an intent to avoid obstruction to the waggons: since at each of these windings the travellers could perceive that there were breaks, or other inequalities, in the surface.
Делалось это не случайно: в таких местах были глубокие овраги и другие препятствия, -- змейка следа огибала их, показывая дорогу фургонам.
“How very thoughtful of the young fellow!” remarked Poindexter.
“I really feel regret at not having asked for his name.
-- Как это предусмотрительно со стороны молодого человека! -- сказал Пойндекстер.-- Право, я очень жалею, что мы не узнали его имени.
If he belong to the Fort, we shall see him again.”
Если он служит в форте, мы еще встретимся с ним.
“No doubt of it,” assented his son.
“I hope we shall.”
-- Без сомнения! -- воскликнул Генри.-- И я буду этому очень рад.
His daughter, reclining in shadow, overheard the conjectural speech, as well as the rejoinder.
She said nothing; but her glance towards Henry seemed to declare that her heart fondly echoed the hope.
Луиза сидела, откинувшись на спинку сиденья, -- она слышала разговор между отцом и братом, но ничего не сказала, только в ее взгляде можно было прочесть, что она всем сердцем разделяет надежду брата.
Cheered by the prospect of soon terminating a toilsome journey—as also by the pleasant anticipation of beholding, before sunset, his new purchase—the planter was in one of his happiest moods.
Радуясь скорому окончанию трудного путешествия, а также возможности до захода солнца увидеть свои новые владения, плантатор был в прекрасном настроении.
His aristocratic bosom was moved by an unusual amount of condescension, to all around him.
He chatted familiarly with his overseer; stopped to crack a joke with
“Uncle” Scipio, hobbling along on blistered heels; and encouraged
“Aunt” Chloe in the transport of her piccaninny.
Этот гордый аристократ вдруг удостоил своим снисходительным вниманием всех окружающих: непринужденно болтал с надсмотрщиком, остановился пошутить с дядюшкой Сципионом, едва ковылявшим на покрытых волдырями ногах, подбодрил тетушку Хлою, которая ехала с младенцем на руках.
“Marvellous!” might the observer exclaim—misled by such exceptional interludes, so pathetically described by the scribblers in Lucifer’s pay—“what a fine patriarchal institution is slavery, after all!
"Чудесно!" -- может воскликнуть посторонний наблюдатель, введенный в заблуждение такой необычайной сценой, столь старательно изображаемой писаками, подкупленными самим сатаной. -- В конце концов, как прекрасны патриархальные нравы рабовладельцев!
After all we have said and done to abolish it!
И это после всего, что мы говорили и cделали для уничтожения рабства!
A waste of sympathy—sheer philanthropic folly to attempt the destruction of this ancient edifice—worthy corner-stone to a ‘chivalric’ nation!
Попытка разрушить это древнее здание -- достойный краеугольный камень рыцарственной нации -- лишь филантропическая блажь, излишняя чувствительность.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1