StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 105 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"Yes Captain; but we have unfortunately brought a troop of bipeds, whose vicinity troubles me."
- Вполне удачна, капитан, - отвечал я. - Но, на пашу беду, мы привели с собой целую толпу двуногих!
"What bipeds?"
- Каких двуногих?
"Savages."
- Дикарей!
"Savages!" he echoed, ironically. "So you are astonished, Professor, at having set foot on a strange land and finding savages? Savages! where are there not any? Besides, are they worse than others, these whom you call savages?"
- Дикарей? - повторил капитан Немо насмешливым тоном. - И вы удивляетесь, господин профессор, что, ступив на землю в любой части земного шара, вы встречаете дикарей? Дикари! Да где же их нет? И чем эти люди, которых вы называете дикарями, хуже других?
"But Captain——"
- Но, капитан...
- Что до меня, сударь, то я встречал их повсюду.
- Но все же, - возразил я, - если вы не желаете видеть их на борту "Наутилуса", не следует ли принять меры предосторожности?
- Не волнуйтесь, господин профессор, остерегаться их нет причины.
- Но их очень много.
"How many have you counted?"
- Сколько же вы их насчитали?
"A hundred at least."
- Не менее сотни.
"M. Aronnax," replied Captain Nemo, placing his fingers on the organ stops, "when all the natives of Papua are assembled on this shore, the Nautilus will have nothing to fear from their attacks."
- Господин Аронакс, - сказал капитан Немо, не отнимая пальцев от клавишей, - пусть все население Новой Гвинеи соберется на берегу, и то "Наутилусу" нечего бояться их нападения.
The Captain's fingers were then running over the keys of the instrument, and I remarked that he touched only the black keys, which gave his melodies an essentially Scotch character. Soon he had forgotten my presence, and had plunged into a reverie that I did not disturb. I went up again on to the platform: night had already fallen; for, in this low latitude, the sun sets rapidly and without twilight. I could only see the island indistinctly; but the numerous fires, lighted on the beach, showed that the natives did not think of leaving it. I was alone for several hours, sometimes thinking of the natives—but without any dread of them, for the imperturbable confidence of the Captain was catching—sometimes forgetting them to admire the splendours of the night in the tropics. My remembrances went to France in the train of those zodiacal stars that would shine in some hours' time. The moon shone in the midst of the constellations of the zenith.
Пальцы капитана забегали по клавишам; и тут я заметил, что он ударял только по черным клавишам. Поэтому его мелодии приобретали совершенно шотландский колорит. Он забыл о моем присутствии, весь отдавшись грезам. Я не стал более беспокоить его.
Я поднялся на палубу. Ночь уже наступила. Под этими широтами солнце заходит внезапно. В этих краях не знают сумерек. Очертания острова Гвебороар уже сливались с туманной далью. Но костры, зажженные на берегу, говорили, что туземцы и не собираются расходиться.
Я провел на палубе в полном одиночестве долгие часы, то вспоминая о туземцах, - но уже без чувства страха, потому что уверенность капитана передалась и мне, - то, забыв о них, наслаждаясь великолепием тропической ночи. Мысленно я переносился во Францию, вслед за созвездиями Зодиака, которые через несколько часов засияют над моей родиной. Всходила луна среди созвездий зенита. И я подумал, что этот верный и галантный спутник нашей планеты вернется через двадцать четыре часа в здешние края, чтобы вздыбить океанские воды и поднять наш корабль с его кораллового ложа.
Около полуночи, убедившись, что на темных водах так же спокойно, как и в прибрежных рощах, я сошел в каюту и заснул спокойно.
The night slipped away without any mischance, the islanders frightened no doubt at the sight of a monster aground in the bay. The panels were open, and would have offered an easy access to the interior of the Nautilus.
Ночь прошла без происшествий. Папуасов, несомненно, пугало чудовище, возлежавшее на коралловой отмели, иначе через открытый люк они легко бы проникли внутрь "Наутилуса".
At six o'clock in the morning of the 8th January I went up on to the platform. The dawn was breaking. The island soon showed itself through the dissipating fogs, first the shore, then the summits.
В десять часов утра 8 января я поднялся на палубу. Занималась утренняя заря. Туман рассеивался, и вскоре показался остров: сперва очертания берегов, затем вершины гор.
The natives were there, more numerous than on the day before—five or six hundred perhaps—some of them, profiting by the low water, had come on to the coral, at less than two cable-lengths from the Nautilus. I distinguished them easily; they were true Papuans, with athletic figures, men of good race, large high foreheads, large, but not broad and flat, and white teeth. Their woolly hair, with a reddish tinge, showed off on their black shining bodies like those of the Nubians. From the lobes of their ears, cut and distended, hung chaplets of bones. Most of these savages were naked. Amongst them, I remarked some women, dressed from the hips to knees in quite a crinoline of herbs, that sustained a vegetable waistband. Some chiefs had ornamented their necks with a crescent and collars of glass beads, red and white; nearly all were armed with bows, arrows, and shields and carried on their shoulders a sort of net containing those round stones which they cast from their slings with great skill. One of these chiefs, rather near to the Nautilus, examined it attentively. He was, perhaps, a "mado" of high rank, for he was draped in a mat of banana-leaves, notched round the edges, and set off with brilliant colours.
Туземцы по-прежнему толпились на берегу; их было больше, чем накануне, - человек пятьсот - шестьсот. Более смелые, воспользовавшись отливом, обнажившим прибрежные рифы, оказались не далее двух кабельтовых от "Наутилуса". Я видел ясно их лица. То были настоящие папуасы атлетического сложения, с высоким крутым лбом, с большим, но не приплюснутым носом и белыми зубами. Красивое племя! Курчавые волосы, выкрашенные в красный цвет, представляли резкий контраст с их кожей, черной и лоснящейся, как у нубийцев. В ушах, с разрезанными надвое и оттянутыми книзу мочками, были продеты костяные серьги. Вообще же дикари были нагие. Между ними я приметил нескольких женщин в настоящих кринолинах, сплетенных из трав; юбки едва прикрывали колена и поддерживались на бедрах поясом из водорослей. Некоторые мужчины носили на шее украшения в виде полумесяца и ожерелья из белых и красных стекляшек. Почти все они были вооружены луками, стрелами и щитами, а за плечами у них висели сетки, наполненные округлыми камнями, которые они мастерски метали пращою.
Один из вождей довольно близко подошел к "Наутилусу" и внимательно рассматривал его. Должно быть, это был "мало" высшего ранга, потому что на нем была наброшена циновка ярчайшей раскраски и с зубцами по краю.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1