5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 126 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

Soon Keeling Island disappeared from the horizon, and our course was directed to the north-west in the direction of the Indian Peninsula.
Вскоре остров Килинг скрылся за горизонтом, и мы направили свой путь на северо-запад к южной оконечности Индийского полуострова.
- Цивилизованные страны! - сказал мне в тот день Нед Ленд. - Это будет получше островов Папуа, где больше дикарей, чем диких коз! В Индии, господин профессор, есть шоссейные и железные дороги, города английские, французские и индусские. Тут на каждом шагу встретишь земляка! А что, не пора ли нам распрощаться с капитаном Немо?
- Нет, Нед, нет! - отвечал я весьма решительно. - Пусть будет что будет, как говорите вы, моряки. "Наутилус" держит курс на континенты.
Приближается к европейским берегам. Пусть он доставит нас туда. А вот, когда мы войдем в европейские моря, тогда посмотрим, что подскажет нам благоразумие. Впрочем, я не думаю, чтобы капитан Немо позволил нам охотиться на Малабарских и Коромандельских берегах, как в лесах Новой Гвинеи.
- Ну, что ж, сударь! Придется обойтись без его позволенья?
Я не ответил канадцу. Я не хотел затевать спора. В глубине души я решил испытать все превратности судьбы, бросившей меня на борт "Наутилуса".
From Keeling Island our course was slower and more variable, often taking us into great depths. Several times they made use of the inclined planes, which certain internal levers placed obliquely to the waterline. In that way we went about two miles, but without ever obtaining the greatest depths of the Indian Sea, which soundings of seven thousand fathoms have never reached. As to the temperature of the lower strata, the thermometer invariably indicated 4° above zero. I only observed that in the upper regions the water was always colder in the high levels than at the surface of the sea.
Пройдя остров Килинга, мы замедлили ход. Но направление судна все время менялось. Мы часто погружались на большие глубины. Несколько раз приходилось пускать в ход наклонные плоскости, которые посредством внутренних рычагов могли ложиться наискось от ватерлинии. Это давало возможность опускаться на два и три километра под уровень моря, но ни разу не удалось установить предельной глубины вод Индийского океана, где зонды длиною в тринадцать тысяч метров не достигали дна . Что касается температуры глубинных водных слоев, термометр неизменно показывал четыре градуса выше нуля. Я, кстати, заметил, что температура поверхностных слоев воды всегда ниже в прибрежных районах, чем в открытом море.
On the 25th of January the ocean was entirely deserted; the Nautilus passed the day on the surface, beating the waves with its powerful screw and making them rebound to a great height. Who under such circumstances would not have taken it for a gigantic cetacean? Three parts of this day I spent on the platform. I watched the sea. Nothing on the horizon, till about four o'clock a steamer running west on our counter. Her masts were visible for an instant, but she could not see the Nautilus, being too low in the water. I fancied this steamboat belonged to the P.O. Company, which runs from Ceylon to Sydney, touching at King George's Point and Melbourne.
Двадцать пятого января океан был совершенно пустынен, и "Наутилус" весь день шел по поверхности вод, рассекая волны своим могучим винтом, из-под которого взлетали в высоту целые каскады брызг. Как же было не принять его за гигантского кита? Я провел на палубе три четверти дня. Я глядел на море. Пустынен был горизонт. Но около четырех часов вечера показался пароход, который шел к западу от нас. Его рангоут короткое время вырисовывался на горизонте, но с парохода не могли заметить "Наутилуса", едва выступавшего из воды. Я подумал, что этот пароход принадлежит пароходному обществу "Пенинсулар энд Ориентл Компани", обслуживающему линию Цейлон - Сидней, с заходом в Мельбурн и на мыс короля Георга.
At five o'clock in the evening, before that fleeting twilight which binds night to day in tropical zones, Conseil and I were astonished by a curious spectacle.
В пять часов вечера, перед наступлением коротких тропических сумерек, мы с Конселем наблюдали очаровавшее нас зрелище.
It was a shoal of argonauts travelling along on the surface of the ocean. We could count several hundreds. They belonged to the tubercle kind which are peculiar to the Indian seas.
Существует прелестное животное, встреча с которым, по мнению древних, предвещает счастье. Аристотель, Афиней, Плиний и Аппиан изучали его вкусы и наклонности и ради его описания истощили весь поэтический арсенал Греции и Рима. Они дали ему имя Nautilus и Pompylius. Но современная наука не утвердила этих названий. Ныне этот моллюск известен под именем "аргонавта".
Если бы кто-нибудь завел с Конселем речь о моллюсках, то узнал бы незамедлительно, что моллюски, или мягкотелые, подразделяются на пять классов; что класс головоногих моллюсков включает в себя два подкласса: двужаберных и четырехжаберных, в зависимости от количества жабер; что животные, относимые к подклассу двужаберных, это осьминоги, каракатицы, кальмары, аргонавты; что к подклассу четырехжаберных относится единственный представленный в современной фауне род "наутилуса". И если бы какой-нибудь невежда спутал аргонавта, имеющего настоящие присоски, с наутилусом, у которого простые щупальца, он не заслуживал бы извинения.
Навстречу нам плыл целый отряд аргонавтов. Их было много сотен. Они принадлежали к роду Argonauta tuberculata, распространенному в Индийском океане.
These graceful molluscs moved backwards by means of their locomotive tube, through which they propelled the water already drawn in. Of their eight tentacles, six were elongated, and stretched out floating on the water, whilst the other two, rolled up flat, were spread to the wing like a light sail. I saw their spiral-shaped and fluted shells, which Cuvier justly compares to an elegant skiff. A boat indeed! It bears the creature which secretes it without its adhering to it.
Эти изящные моллюски передвигались задом наперед посредством своей воронки, выкидывая ею воду, которую вобрали в себя при вдыхании. Из их восьми щупалец шесть, тонких и длинных, расстилались по поверхности воды, а остальные два, округленные дланевидно, вздувались как паруса с подветренной стороны. Я хорошо разглядел спиралевидный завиток их раковины, которую Кювье справедливо сравнивает с изящной шлюпкой. В самом деле, это настоящая лодка! Построенная из вещества, которое выделяется двумя верхними щупальцами, или руками, моллюска, раковина носит животное, но нигде с ним не срастается.
- Аргонавт волен покинуть свою раковину, - сказал я Конселю, - но он никогда с ней не расстанется.
- Так же, как и капитан Немо, - рассудил Консель. - Поэтому лучше было бы ему назвать свое судно "Аргонавтом".
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1