StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 144 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

"Well, sir, does this Red Sea please you? Have you sufficiently observed the wonders it covers, its fishes, its zoophytes, its parterres of sponges, and its forests of coral? Did you catch a glimpse of the towns on its borders?"
- Ну-с, господин профессор, как вам понравилось Красное море? Удалось ли вам наблюдать чудеса, скрытые в его водах? Рыб, зоофитов, цветники из губок и коралловые леса?
"Yes, Captain Nemo," I replied; "and the Nautilus is wonderfully fitted for such a study. Ah! it is an intelligent boat!"
- Ну, конечно, капитан Немо! - отвечал я. - И "Наутилус" чудесно приспособлен для подобных наблюдений. Какое умное судно!
"Yes, sir, intelligent and invulnerable. It fears neither the terrible tempests of the Red Sea, nor its currents, nor its sandbanks."
- Да, сударь, умное судно! Отважное и неуязвимое! Оно не страшится ни бурь, свирепствующих в Красном море, ни его течений, ни его подводных рифов.
"Certainly," said I, "this sea is quoted as one of the worst, and in the time of the ancients, if I am not mistaken, its reputation was detestable."
- В самом деле, - сказал я, - Красное море считается одним из самых опасных, и, если не ошибаюсь, в древние времена оно пользовалось дурной славой.
"Detestable, M. Aronnax. The Greek and Latin historians do not speak favourably of it, and Strabo says it is very dangerous during the Etesian winds and in the rainy season. The Arabian Edrisi portrays it under the name of the Gulf of Colzoum, and relates that vessels perished there in great numbers on the sandbanks and that no one would risk sailing in the night. It is, he pretends, a sea subject to fearful hurricanes, strewn with inhospitable islands, and `which offers nothing good either on its surface or in its depths.'"
- Дурной, господин Аронакс! Греческие и латинские историки отзываются о нем весьма нелестно, Страбон говорит, что во время пассатных ветров и в период дождей оно особенно неприятно. Арабский историк Эдризи, описывая Кользумский залив, подразумевает под этим вымышленным названием Красное море. По его словам, корабли во множестве погибали на его песчаных отмелях и ни один капитан не решался плавать по нему ночью. Он говорит, что на Красном море бушуют страшные ураганы, оно усеяно негостеприимными островами и "не представляет собою ничего хорошего". Ни на поверхности, ни в глубинах. Такого же мнения о Красном море Арриан, Агатархит и Артемидор, историки древней Греции.
"One may see," I replied, "that these historians never sailed on board the Nautilus."
- Видно, что эти историки не плавали на борту "Наутилуса"! - отвечал я.
"Just so," replied the Captain, smiling; "and in that respect moderns are not more advanced than the ancients. It required many ages to find out the mechanical power of steam. Who knows if, in another hundred years, we may not see a second Nautilus? Progress is slow, M. Aronnax."
- Само собою! - улыбаясь, сказал капитан. - Впрочем, в области судостроения наши современники ушли недалеко от древних. Несколько веков понадобилось, чтобы открыть механическую силу пара! Кто знает, появится ли даже через сто лет второй "Наутилус"! Прогресс движется медленно, господин Аронакс!
"It is true," I answered; "your boat is at least a century before its time, perhaps an era. What a misfortune that the secret of such an invention should die with its inventor!"
- Совершенно верно, - отвечал я, - ваше судно опережает свою эпоху на целый век, если не на целые века! Как жаль, что такое открытие умрет вместе с изобретателем!
Captain Nemo did not reply. After some minutes' silence he continued:
Капитан Немо ничего не ответил. После нескольких минут молчания он сказал:
"You were speaking of the opinions of ancient historians upon the dangerous navigation of the Red Sea."
- Мы говорили, как помнится, о том, какого нелестного мнения были историки древнего мира о Красном море?
"It is true," said I; "but were not their fears exaggerated?"
- А вы находите, что их опасения были преувеличены? - спросил я.
"Yes and no, M. Aronnax," replied Captain Nemo, who seemed to know the Red Sea by heart. "That which is no longer dangerous for a modern vessel, well rigged, strongly built, and master of its own course, thanks to obedient steam, offered all sorts of perils to the ships of the ancients. Picture to yourself those first navigators venturing in ships made of planks sewn with the cords of the palmtree, saturated with the grease of the seadog, and covered with powdered resin! They had not even instruments wherewith to take their bearings, and they went by guess amongst currents of which they scarcely knew anything. Under such conditions shipwrecks were, and must have been, numerous. But in our time, steamers running between Suez and the South Seas have nothing more to fear from the fury of this gulf, in spite of contrary trade-winds. The captain and passengers do not prepare for their departure by offering propitiatory sacrifices; and, on their return, they no longer go ornamented with wreaths and gilt fillets to thank the gods in the neighbouring temple."
- И да и нет, господин Аронакс, - отвечал мне капитан, по-видимому, в совершенстве изучивший "свое Красное море". - То, что не представляет опасности для современного судна, хорошо оснащенного, солидно построенного, вольного избирать тот или иной путь благодаря паровым двигателям, было чревато всякого рода опасностями для судов древних мореплавателей. Надобно вообразить себе этих первых мореходцев, пускавшихся в плавание на утлых дощатых барках, скрепленных пальмовыми вервиями, проконопаченных древесной смолой и смазанных жиром дельфина! У них не было никаких приборов для определения курса корабля, они плавали по воле ветров и течений малоисследованных морских пространств! В этих условиях кораблекрушения были, и не могли не быть, обычным явлением. Но в наши дни пароходы, которые курсируют между Суэцким перешейком и морями Южного полушария, не имеют причины опасаться гневливости Красного моря, несмотря на противные муссоны. Капитаны и пассажиры не приносят уже перед отплытием искупительных жертв и по возвращении, увешанные гирляндами цветов, с золотыми повязками на голове, не спешат в храмы благодарить богов за благополучное окончание путешествия!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1