5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 593 книги и 1850 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 35 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

The two strangers, with caps made from the fur of the sea otter, and shod with sea boots of seal's skin, were dressed in clothes of a particular texture, which allowed free movement of the limbs. The taller of the two, evidently the chief on board, examined us with great attention, without saying a word; then, turning to his companion, talked with him in an unknown tongue. It was a sonorous, harmonious, and flexible dialect, the vowels seeming to admit of very varied accentuation.
Оба незнакомца были в беретах из меха морской выдры, обуты в высокие морские сапоги из тюленьей кожи. Одежда из какой-то особой ткани мягко облегала их стан, не стесняя свободы движений.
Высокий, - по-видимому, командир судна, - оглядел нас с величайшим вниманием, не произнося ни слова. Затем, оборотясь к своему спутнику, он заговорил на языке, о существовании которого я совершенно не подозревал.
Это был благозвучный, гибкий, певучий язык с ударениями на гласных.
The other replied by a shake of the head, and added two or three perfectly incomprehensible words. Then he seemed to question me by a look.
Тот кивнул головой и обронил два-три слова на том же языке. Потом он вопросительно посмотрел на меня.
I replied in good French that I did not know his language; but he seemed not to understand me, and my situation became more embarrassing.
Я ответил ясным французским языком, что не понимаю его вопроса. Но он, по-видимому, тоже не понял меня. Положение становилось довольно затруднительным.
"If master were to tell our story," said Conseil, "perhaps these gentlemen may understand some words."
- А все же пусть господин профессор расскажет им нашу историю, - сказал мне Консель. - Авось эти господа поймут хоть кое-что!
I began to tell our adventures, articulating each syllable clearly, and without omitting one single detail. I announced our names and rank, introducing in person Professor Aronnax, his servant Conseil, and master Ned Land, the harpooner.
Я стал рассказывать о наших приключениях, отчетливо, по слогам, выговаривая каждое слово, не упуская ни единой подробности. Я назвал наши имена, указал звание и, с соблюдением всех правил этикета, представился лично, в качестве профессора Аронакса. Затем представил своего слугу Конселя и гарпунера, мистера Неда Ленда.
The man with the soft calm eyes listened to me quietly, even politely, and with extreme attention; but nothing in his countenance indicated that he had understood my story. When I finished, he said not a word.
Человек с прекрасными добрыми глазами слушал меня спокойно, даже учтиво, и чрезвычайно внимательно, но я не мог прочесть на его лице, понял ли он хоть что-нибудь из моего рассказа. Я окончил повествование. Он не произнес ни слова.
There remained one resource, to speak English. Perhaps they would know this almost universal language. I knew it—as well as the German language—well enough to read it fluently, but not to speak it correctly. But, anyhow, we must make ourselves understood.
Оставалась возможность объясниться с ними по-английски. Может быть, они говорят на языке, который стал почти общепринятым. Я бегло читал и по-английски и по-немецки, но свободно изъясняться не мог. А тут требовалась прежде всего ясность изложения.
"Go on in your turn," I said to the harpooner; "speak your best Anglo-Saxon, and try to do better than I."
- Ну-с, теперь ваш черед, - сказал я гарпунеру. - Извольте-ка, мистер Ленд, тряхнуть стариной и вступить в переговоры, как подобает англосаксу, на чистейшем английском языке! Как знать, не повезет ли вам больше, чем мне.
Ned did not beg off, and recommenced our story.
Нед не заставил себя просить и повторил по-английски мой рассказ.
To his great disgust, the harpooner did not seem to have made himself more intelligible than I had. Our visitors did not stir. They evidently understood neither the language of England nor of France.
Вернее, он передал сущность, но совершенно в другой форме. Канадец, увлекаемый своим темпераментом, говорил с большим воодушевлением. Он в резких выражениях протестовал против нашего заточения, совершенного в явное нарушение прав человека! Спрашивал, в силу какого закона нас держат на этом поплавке, ссылался на habeas corpus , грозил судебным преследованием тех, кто лишил нас свободы, бесновался, размахивал руками, кричал и в конце концов выразительным жестом дал понять, что мы умираем с голоду.
Это была сущая правда, но мы об этом почти забыли.
К своему величайшему удивлению, гарпунер, по-видимому, преуспел не более меня. Наши посетители и бровью не повели. Язык Фарадея, как и язык Араго, был для них непонятен.
Very much embarrassed, after having vainly exhausted our speaking resources, I knew not what part to take, when Conseil said:
Обескураженный неудачей, исчерпав все филологические ресурсы, я не знал, как нам быть дальше. Но тут Консель сказал:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1