StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 35 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

The two strangers, with caps made from the fur of the sea otter, and shod with sea boots of seal's skin, were dressed in clothes of a particular texture, which allowed free movement of the limbs. The taller of the two, evidently the chief on board, examined us with great attention, without saying a word; then, turning to his companion, talked with him in an unknown tongue. It was a sonorous, harmonious, and flexible dialect, the vowels seeming to admit of very varied accentuation.
Оба незнакомца были в беретах из меха морской выдры, обуты в высокие морские сапоги из тюленьей кожи. Одежда из какой-то особой ткани мягко облегала их стан, не стесняя свободы движений.
Высокий, - по-видимому, командир судна, - оглядел нас с величайшим вниманием, не произнося ни слова. Затем, оборотясь к своему спутнику, он заговорил на языке, о существовании которого я совершенно не подозревал.
Это был благозвучный, гибкий, певучий язык с ударениями на гласных.
The other replied by a shake of the head, and added two or three perfectly incomprehensible words. Then he seemed to question me by a look.
Тот кивнул головой и обронил два-три слова на том же языке. Потом он вопросительно посмотрел на меня.
I replied in good French that I did not know his language; but he seemed not to understand me, and my situation became more embarrassing.
Я ответил ясным французским языком, что не понимаю его вопроса. Но он, по-видимому, тоже не понял меня. Положение становилось довольно затруднительным.
"If master were to tell our story," said Conseil, "perhaps these gentlemen may understand some words."
- А все же пусть господин профессор расскажет им нашу историю, - сказал мне Консель. - Авось эти господа поймут хоть кое-что!
I began to tell our adventures, articulating each syllable clearly, and without omitting one single detail. I announced our names and rank, introducing in person Professor Aronnax, his servant Conseil, and master Ned Land, the harpooner.
Я стал рассказывать о наших приключениях, отчетливо, по слогам, выговаривая каждое слово, не упуская ни единой подробности. Я назвал наши имена, указал звание и, с соблюдением всех правил этикета, представился лично, в качестве профессора Аронакса. Затем представил своего слугу Конселя и гарпунера, мистера Неда Ленда.
The man with the soft calm eyes listened to me quietly, even politely, and with extreme attention; but nothing in his countenance indicated that he had understood my story. When I finished, he said not a word.
Человек с прекрасными добрыми глазами слушал меня спокойно, даже учтиво, и чрезвычайно внимательно, но я не мог прочесть на его лице, понял ли он хоть что-нибудь из моего рассказа. Я окончил повествование. Он не произнес ни слова.
There remained one resource, to speak English. Perhaps they would know this almost universal language. I knew it—as well as the German language—well enough to read it fluently, but not to speak it correctly. But, anyhow, we must make ourselves understood.
Оставалась возможность объясниться с ними по-английски. Может быть, они говорят на языке, который стал почти общепринятым. Я бегло читал и по-английски и по-немецки, но свободно изъясняться не мог. А тут требовалась прежде всего ясность изложения.
"Go on in your turn," I said to the harpooner; "speak your best Anglo-Saxon, and try to do better than I."
- Ну-с, теперь ваш черед, - сказал я гарпунеру. - Извольте-ка, мистер Ленд, тряхнуть стариной и вступить в переговоры, как подобает англосаксу, на чистейшем английском языке! Как знать, не повезет ли вам больше, чем мне.
Ned did not beg off, and recommenced our story.
Нед не заставил себя просить и повторил по-английски мой рассказ.
To his great disgust, the harpooner did not seem to have made himself more intelligible than I had. Our visitors did not stir. They evidently understood neither the language of England nor of France.
Вернее, он передал сущность, но совершенно в другой форме. Канадец, увлекаемый своим темпераментом, говорил с большим воодушевлением. Он в резких выражениях протестовал против нашего заточения, совершенного в явное нарушение прав человека! Спрашивал, в силу какого закона нас держат на этом поплавке, ссылался на habeas corpus , грозил судебным преследованием тех, кто лишил нас свободы, бесновался, размахивал руками, кричал и в конце концов выразительным жестом дал понять, что мы умираем с голоду.
Это была сущая правда, но мы об этом почти забыли.
К своему величайшему удивлению, гарпунер, по-видимому, преуспел не более меня. Наши посетители и бровью не повели. Язык Фарадея, как и язык Араго, был для них непонятен.
Very much embarrassed, after having vainly exhausted our speaking resources, I knew not what part to take, when Conseil said:
Обескураженный неудачей, исчерпав все филологические ресурсы, я не знал, как нам быть дальше. Но тут Консель сказал:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1