StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 51 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

Apart, in separate compartments, were spread out chaplets of pearls of the greatest beauty, which reflected the electric light in little sparks of fire; pink pearls, torn from the pinna-marina of the Red Sea; green pearls of the haliotyde iris; yellow, blue and black pearls, the curious productions of the divers molluscs of every ocean, and certain mussels of the water-courses of the North; lastly, several specimens of inestimable value which had been gathered from the rarest pintadines. Some of these pearls were larger than a pigeon's egg, and were worth as much, and more than that which the traveller Tavernier sold to the Shah of Persia for three millions, and surpassed the one in the possession of the Imaum of Muscat, which I had believed to be unrivalled in the world.
Therefore, to estimate the value of this collection was simply impossible. Captain Nemo must have expended millions in the acquirement of these various specimens, and I was thinking what source he could have drawn from, to have been able thus to gratify his fancy for collecting, when I was interrupted by these words:
В особых отделениях лежали нити жемчуга невиданной красоты, загоравшиеся всеми огнями при электрическом освещении: розовый жемчуг, извлеченный из морской пинны Красного моря, зеленый жемчуг из галиотиса, желтый жемчуг, голубой, черный - удивительный продукт различных моллюсков всех океанов и некоторых перловиц из северных рек; и, наконец, несколько бесценных образцов, извлеченных из самых крупных и редчайших раковин жемчужниц. Иные жемчужины были больше голубиного яйца; каждая из них стоила дороже той жемчужины, которую путешественник Тавернье продал за три миллиона персидскому шаху, а красотой они превосходили жемчужину имама маскатского, которой, как я думал, не было равной в мире. Определить стоимость коллекции не представляло возможности. Капитан Немо должен был истратить миллионы на приобретение этих редчайших образцов; и я спрашивал себя: из каких источников черпает средства на удовлетворение своих причуд этот собиратель редкостей? Но тут капитан обратился ко мне:
"You are examining my shells, Professor? Unquestionably they must be interesting to a naturalist; but for me they have a far greater charm, for I have collected them all with my own hand, and there is not a sea on the face of the globe which has escaped my researches."
- Вы рассматриваете мои раковины, господин профессор? В самом деле, они могут заинтересовать натуралиста, но для меня они имеют особую прелесть, потому что я собрал их собственными руками, и нет моря на земном шаре, которое я обошел бы в своих поисках.
"I can understand, Captain, the delight of wandering about in the midst of such riches. You are one of those who have collected their treasures themselves. No museum in Europe possesses such a collection of the produce of the ocean. But if I exhaust all my admiration upon it, I shall have none left for the vessel which carries it. I do not wish to pry into your secrets: but I must confess that this Nautilus, with the motive power which is confined in it, the contrivances which enable it to be worked, the powerful agent which propels it, all excite my curiosity to the highest pitch. I see suspended on the walls of this room instruments of whose use I am ignorant."
- Понимаю, капитан, вполне понимаю, какое удовольствие испытываете вы, любуясь своими сокровищами. И они собраны вашими собственными руками! Ни один европейский музей не располагает такой коллекцией океанской фауны и флоры. Но если я растрачу все свое внимание на осмотр коллекции, что же останется для судна? Я отнюдь не хочу проникать в ваши тайны, но признаюсь, что устройство "Наутилуса", его двигатели, механизмы, сообщающие ему необычайную подвижность, все это крайне возбуждает мое любопытство.
На стенах салона я вижу приборы, назначение которых мне неизвестно.
Могу ли я узнать...
- Господин Аронакс, - ответил капитан, - я уже сказал вам, что вы свободны на борту моего судна; следовательно, нет такого уголка на "Наутилусе", куда бы вам был воспрещен доступ! Вы можете осматривать судно со всем его устройством, и я почту за удовольствие быть вашим проводником.
- Не нахожу слов благодарности, сударь! Постараюсь не злоупотребить вашей любезностью! Разрешите только узнать назначение этих физических приборов...
- Господин профессор, точно такие же приборы имеются в моей каюте, и там я объясню вам их назначение. Но сначала пройдемте в каюту, приготовленную для вас. Надо же вам знать, в каких условиях вы будете жить на борту "Наутилуса"!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1