StudyEnglishWords

5#

Двадцать тысяч лье под водой. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двадцать тысяч лье под водой". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 99 из 251  ←предыдущая следующая→ ...

These fruits enclosed no kernel. Conseil brought a dozen to Ned Land, who placed them on a coal fire, after having cut them in thick slices, and while doing this repeating:
Сердцевина этих плодов не содержала в себе косточек. Консель принес их целую дюжину, и Нед Ленд, разрезав плод на толстые ломти, положил на горячие уголья, приговаривая:
"You will see, master, how good this bread is. More so when one has been deprived of it so long. It is not even bread," added he, "but a delicate pastry. You have eaten none, master?"
- Вы увидите, сударь, как вкусен этот хлеб!
- Особенно когда долго не видишь хлеба, - сказал Консель.
- Это даже не хлеб, - прибавил канадец, - а пирожное, которое тает во рту! Вам, сударь, не доводилось пробовать его?
"No, Ned."
- Не доводилось, Нед.
"Very well, prepare yourself for a juicy thing. If you do not come for more, I am no longer the king of harpooners."
- Ну вот, попробуйте - вещь питательная. Если не попросите второй порции, я больше не король гарпунеров!
After some minutes, the part of the fruits that was exposed to the fire was completely roasted. The interior looked like a white pasty, a sort of soft crumb, the flavour of which was like that of an artichoke.
Спустя несколько минут наружная оболочка плодов совершенно обуглилась.
Изнутри проглянула белая мякоть, похожая на хлебный мякиш; знатоки уверяют, что вкусом она напоминает артишоки.
It must be confessed this bread was excellent, and I ate of it with great relish.
Надо признаться, хлеб был превосходный, и я ел его с большим удовольствием.
- К сожалению, - сказал я, - едва ли это тесто может долго сохраниться, и, по-моему, напрасно брать его в качестве провизии на борт.
- Помилуйте, сударь! - воскликнул Нед Ленд. - Вы рассуждаете как натуралист, а я действую как булочник. Консель, припасите, да побольше, этих плодов; на обратном пути мы возьмем их с собою.
- А как же вы заготовите их впрок? - спросил я канадца.
- Приготовлю из мякоти кислое тесто, оно долго не портится. Когда понадобится, я испеку его в корабельной кухне. И, несмотря на несколько кисловатый привкус, хлеб покажется вам превосходным.
- В таком случае, мистер Нед, я скажу, что ваш хлеб хоть куда, и желать больше нечего...
- А все же, господин профессор, - отвечал канадец, - недостает овощей и фруктов!
- Ну, что ж, давайте искать фрукты и овощи!
Окончив сбор плодов хлебного дерева, мы отправились пополнять меню нашего "земного" обеда.
Поиски наши не были напрасны, и к полудню мы собрали достаточное количество бананов. Эти нежные тропические плоды поспевают круглый год, и по-малайски они называются "ptsang". Их едят сырыми. Кроме бананов, мы собрали множество jaks, чрезвычайно острых на вкус, плодов мангового дерева и невероятной величины ананасов. Хотя сбор плодов отнял много времени, мы не жалели об этом.
Консель глаз не спускал с Неда. Гарпунер шел впереди и, проходя мимо плодовых деревьев, безошибочно выбирал лучшие плоды для пополнения наших запасов провизии.
- Надеюсь, теперь вы удовлетворены, друг Нед? - спросил Консель.
- Гм! - промычал канадец.
- Как! Вы все еще недовольны?
- Все эти травки не могут заменить обеда, - отвечал Нед. - Это только приправа к обеду, десерт. А где же суп? Жаркое?
- В самом деле, - сказал я, - Нед обещал угостить нас отбивными котлетами, но, видимо, это чистейшая фантазия!
- Сударь, - отвечал канадец, - охота еще не кончилась, охота еще впереди! Потерпите немножко! Нам непременно встретится какая-нибудь пернатая или четвероногая дичь, если не в этом месте, так в другом...
- Если не сегодня, то завтра, - прибавил Консель. - А все же не следует удаляться от берега. Я предлагаю даже воротиться к лодке.
- Как! Уже? - вскричал Нед.
- К ночи мы должны быть на борту, - сказал я.
"What time is it now?" asked the Canadian.
- А который теперь час? - спросил канадец.
"Two o'clock at least," replied Conseil.
- Часа два, не менее, - отвечал Консель.
"How time flies on firm ground!" sighed Ned Land.
- Как быстро бежит время на твердой земле! - воскликнул мистер Нед Ленд, вздохнув.
"Let us be off," replied Conseil.
- В путь! - сказал Консель.
We returned through the forest, and completed our collection by a raid upon the cabbage-palms, that we gathered from the tops of the trees, little beans that I recognised as the "abrou" of the Malays, and yams of a superior quality.
Мы шли обратно лесом и попутно пополняли наши запасы листьями капустного дерева, за которыми приходилось взбираться на самую верхушку, и зелеными бобами, которые малайцы называют "абру".
We were loaded when we reached the boat. But Ned Land did not find his provisions sufficient. Fate, however, favoured us. Just as we were pushing off, he perceived several trees, from twenty-five to thirty feet high, a species of palm-tree.
Мы были нагружены до отказа, когда подходили к лодке. Однако Нед Ленд находил, что провизии еще недостаточно, и судьба оказала ему свою милость.
Мы уже собирались сесть в шлюпку, как вдруг внимание канадца привлекли саговые деревья, из семейства однодольных, достигавшие двадцати пяти - тридцати футов в вышину. Эти деревья столь же ценны, как и хлебное дерево, и справедливо причисляются к полезнейшим из представителей флоры Малайи.
Это были саговые пальмы девственных лесов, которые не нуждаются в уходе и размножаются из отростков и семян.
Нед Ленд знал, как обращаться с этими пальмами. Он взял топор, размахнулся что есть силы и в одно мгновение повалил на землю две или три пальмы. Белая пыль, осыпавшая их листву, говорила о зрелости плодов.
Я следил за работой канадца скорее глазами натуралиста, нежели проголодавшегося человека. Прежде всего Нед снял с каждого ствола кусок коры толщиной в большой палец, причем обнажилась сеть волокон, переплетавшихся в самые запутанные узлы, связанные неким подобием клейкой муки. Мука эта и была саго, съедобное вещество, основной продукт питания меланезийского населения.
Нед Ленд разрубил ствол на куски, как рубят дрова, отложив временно добывание из него муки, которую нужно было просеять, чтобы отделить от волокон, затем высушить на солнце и, наконец, дать ей затвердеть в формах.
At last, at five o'clock in the evening, loaded with our riches, we quitted the shore, and half an hour after we hailed the Nautilus. No one appeared on our arrival. The enormous iron-plated cylinder seemed deserted. The provisions embarked, I descended to my chamber, and after supper slept soundly.
В пять часов вечера, погрузив в лодку все наши сокровища, мы отчалили от острова и через полчаса пристали к борту "Наутилуса". Никто не вышел нам навстречу. Огромный стальной цилиндр казался пустым. Освободившись от ноши, я сошел в свою каюту. Там был для меня приготовлен ужин. Поужинав, я лег спать.
The next day, 6th January, nothing new on board. Not a sound inside, not a sign of life. The boat rested along the edge, in the same place in which we had left it. We resolved to return to the island. Ned Land hoped to be more fortunate than on the day before with regard to the hunt, and wished to visit another part of the forest.
На другой день, 6 января, на борту ничто не изменилось. Ни малейшего шума, ни признака жизни. Шлюпка покачивалась у борта. И мы решили вернуться на остров Гвебороар. Нед Ленд надеялся, что на этот раз охота будет удачнее, чем накануне, и хотел попытать счастья в другой части леса.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1