3#

Две судьбы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Две судьбы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2131 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 12 из 247  ←предыдущая следующая→ ...

I am not writing in jest.
Я пишу не в шутку.
Absurd as it may appear to "sensible people," we two children were lovers, if ever there were lovers yet.
Как нелепо ни покажется это «людям рассудительным», мы, двое детей, страстно любили друг друга — если когда либо существовала любовь.
We had no pleasures apart from the one all-sufficient pleasure which we found in each other's society.
Мы не имели понятия ни о каких удовольствиях, кроме вполне невинного удовольствия, которое находили в обществе друг друга.
We objected to the night, because it parted us.
Мы ненавидели ночь, потому что она разлучала нас.
We entreated our parents, on either side, to let us sleep in the same room.
Мы умоляли родителей, каждый со своей стороны, позволить нам спать в одной комнате.
I was angry with my mother, and Mary was disappointed in her father, when they laughed at us, and wondered what we should want next.
Я сердился на мать, а Мери была огорчена отцом, когда они смеялись над нами и спрашивали, что мы еще выдумаем.
Looking onward, from those days to the days of my manhood, I can vividly recall such hours of happiness as have fallen to my share.
Переносясь мысленно от тех детских дней к дням моей возмужалости, я живо припоминаю все счастливые часы, какие выпали мне на долю.
But I remember no delights of that later time comparable to the exquisite and enduring pleasure that filled my young being when I walked with Mary in the woods; when I sailed with Mary in my boat on the lake; when I met Mary, after the cruel separation of the night, and flew into her open arms as if we had been parted for months and months together.
Но я не запомню наслаждения в эту позднейшую эпоху, которое могло бы сравниться с тем безграничным, не притупляющимся удовольствием, которым преисполнялось мое юное существо, когда я гулял с Мери в лесу, когда катался с Мери по озеру в моей лодочке, когда встречал Мери после жестокой разлуки на ночь и бросался в ее ответные объятия, точно мы были в разлуке долгие месяцы.
What was the attraction that drew us so closely one to the other, at an age when the sexual sympathies lay dormant in her and in me?
Что влекло нас так сильно друг к другу в том возрасте, когда половые чувства еще не пробуждались ни в ней, ни во мне?
We neither knew nor sought to know.
Мы не знали этого и не доискивались.
We obeyed the impulse to love one another, as a bird obeys the impulse to fly.
Мы повиновались побуждению любить друг друга, как птица повинуется побуждению летать.
Let it not be supposed that we possessed any natural gifts, or advantages which singled us out as differing in a marked way from other children at our time of life.
Пускай не подумают, что мы владели какими либо особенными врожденными способностями или преимуществами, которые выделяли бы нас из общего уровня поражающим несходством с другими детьми нашего возраста.
We possessed nothing of the sort.
Ничего такого в нас не было.
I had been called a clever boy at school; but there were thousands of other boys, at thousands of other schools, who headed their classes and won their prizes, like me.
Меня называли способным мальчиком в школе, но тысячи мальчиков в тысячах других школ оказывались первыми в своих классах и заслуживали награды, подобно мне.
Personally speaking, I was in no way remarkable—except for being, in the ordinary phrase, "tall for my age."
Лично я ничем не был замечателен — разве только, выражаясь обычной фразой, тем, что был «высок ростом для своих лет».
On her side, Mary displayed no striking attractions.
Со своей стороны и Мери не отличалась особенной привлекательностью.
She was a fragile child, with mild gray eyes and a pale complexion; singularly undemonstrative, singularly shy and silent, except when she was alone with me.
Она была слабенький ребенок с добрыми, серыми глазами и бледным цветом лица, удивительно сдержанный, удивительно дикий и молчаливый, за исключением того времени, когда она оставалась со мной наедине.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 3 из 5 1